• В эфире программы «Город дорог» на радиостанции «Говорит Москва» руководитель ГКУ «Организатор перевозок» Владислав Султанов.

    13:30 Окт. 14, 2021

    В гостях

    Владислав Султанов

    Руководитель ГКУ «Организатор перевозок»

    А.СОЛОВЬЁВА: У микрофона Анна Соловьёва. Здравствуйте. В эфире программа «Город дорог». И у нас сегодня в гостях Владислав Султанов, руководитель ГКУ «Организатор перевозок». Здравствуйте, Владислав.

    В.СУЛТАНОВ: Добрый день.

    А.СОЛОВЬЁВА: Обсуждать мы будем безопасность на транспорте и контроль за соблюдением антиковидных мер. Это на самом деле насущная тема, потому что полтора года назад мы все столкнулись с новой реальностью — это пандемия и локдауны. Сейчас у нас очередная, не только у нас, вообще в мире, очередная волна подъёма заболеваемости коронавирусом. Как вообще изменилась работа транспортного комплекса в Москве?

    В.СУЛТАНОВ: Основная задача, которая появилась у транспортного комплекса, — обеспечить бесперебойную работу и чтобы весь транспорт в столице работал в том привычном режиме, как это и было. Необходимо было обеспечить безопасность в нём, прежде всего, свести к минимуму заражения и распространение этой опасной инфекции. Поэтому транспортный комплекс предпринял самые высокие стандарты дезинфекции всего подвижного состава. Это и все контактные поверхности в течение двух часов обрабатываются, и ежедневно в депо, на транспортных предприятиях проводят глубокую обработку всего подвижного состава. Также были отменены продажи билетов водителями. Если вы вспомните, раньше можно было купить этот билет. Сейчас мы ушли от этого, можно оплатить и картой «Тройка»…

    А.СОЛОВЬЁВА: Только бесконтактно.

    В.СУЛТАНОВ: Да. Только бесконтактно. И мы увидели, что это пассажирам ещё и нравится, это очень удобно. Кроме того, по рекомендации санитарных врачей было выдано предписание о соблюдении всех требований, как я уже сказал, проведении дезинфекции, а также соблюдение масочного режима, чтобы все пассажиры в транспорте во время всей поездки находились в масках. Кроме того, такие меры распространены и в других городах, например, в Европе и Америке.

    Также хотел бы отметить, что в Московском метрополитене установлено более трёх тысяч санитайзеров. Такая же практика есть в США, некоторых европейских городах. И стоит отметит, что это количество — три тысячи — самое большое вообще во всём мире. И пассажирам удобно перед началом поездки обработать руки, нет очередей, это очень комфортно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Что касается именно санитарной обработки, насколько я знаю, мы вообще на первом месте сейчас, по-моему? По качеству как раз, по дезинфекции метро.

    В.СУЛТАНОВ: Да. Всемирная организация здравоохранения признала, что московский транспорт является одним из лидеров по обработке всех поверхностей, по дезинфекции. И является одним из самых безопасных во всём мире.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да. Московское метро — самое безопасное.

    В.СУЛТАНОВ: Я хотел бы ещё отметить, что и наземный транспорт тоже не отстаёт. Мы тоже его обрабатываем каждые два часа. Если касается автобусов, по окончанию его рейса на конечной остановке водитель всегда обрабатывает поверхности.

    А.СОЛОВЬЁВА: В связи с новым витком пандемии как поменялась работа контролёров на транспорте?

    В.СУЛТАНОВ: Вынужденная мера была введена 12 мая, по рекомендациям опять же Всемирной организации здравоохранения и Роспотребнадзора, пассажиров обязали находиться в транспортных средствах в средствах индивидуальной защиты. И с этого времени контролёры ежедневно проверяют и контролируют, как соблюдается масочный режим.

    А.СОЛОВЬЁВА: Сейчас, когда растёт заболеваемость, Владислав, совершенно очевидно, что надо соблюдать дистанцию, носить маски в общественном месте. Но к сожалению, не все люди столь сознательны и маски не носят. Как вы сами оцениваете сейчас обстановку на транспорте?

    В.СУЛТАНОВ: Сейчас ситуация с коронавирусом остаётся крайне тяжёлой. Об этом нам говорят санитарные врачи и обращают внимание, что сейчас идёт пик заболеваемости ввиду сезонности осенней. В Москве сейчас нет таких жёстких ограничений, как в некоторых городах и странах. Мы всё-таки остаёмся в том пределе безопасном, чтобы мы не скатились опять к тому, что было раньше, когда мы не могли посещать кинотеатры, рестораны, места общего досуга. Нам необходимо внимательнее к этому относиться и соблюдать те элементарные меры.

    А.СОЛОВЬЁВА: Как вы оцениваете, насколько сейчас люди вообще соблюдают эти меры?

    В.СУЛТАНОВ: Если сравнивать с началом пандемии, то мы видим уверенный рост, люди стали с пониманием к этому относиться.

    А.СОЛОВЬЁВА: Всё-таки больше маски носят?

    В.СУЛТАНОВ: Да, конечно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Насколько часто сейчас проводятся проверки?

    В.СУЛТАНОВ: Проверки проводят контролёры ГКУ «Организатор перевозок» совместно с сотрудниками полиции на метрополитене и на железнодорожной инфраструктуре. Проводят ежедневно. Если говорить о метро, то это две смены, которые работают с утра и с обед, и мы охватываем сто станций метро. Также проверки проводятся в вагонах. Мы иногда видим, что некоторые пассажиры снимают или опускают маску на подбородок и находятся в поезде без неё, то мы такие нарушения фиксируем и привлекаем к административной ответственности.

    Что касается наземного транспорта, то контролёры работают круглые сутки, так как есть и ночные маршруты. Мы контролируем безбилетный проезд и соблюдение этих требований.

    А.СОЛОВЬЁВА: Что касается штрафов, он остался в тех же пределах или штрафы увеличились?

    В.СУЛТАНОВ: Штраф никак не увеличился, он остался на прежнем уровне, составляет 5 тысяч рублей, если пассажир находится без маски. Если сравнивать с международным опытом, то, например, в США с 17 сентября, мы видим, штрафы удвоились и они составляют сейчас от 500 до 1000 долларов за первое нарушение, а если это будет повторное — от 1000 до 3000 долларов, что составляет от 30 тысяч рублей до 100 тысяч рублей, могут оштрафовать пассажиров в США.

    А.СОЛОВЬЁВА: Как вы сами считаете, это справедливая мера?

    В.СУЛТАНОВ: Здесь нет цели, чтобы наказывать или оштрафовать пассажира, здесь самое главное обеспечить безопасность и всё-таки побуждать пассажиров соблюдать эти меры — надеть маску и не снимать до окончания этой поездки. Если сравнивать опять же международный опыт, мы видим, что есть меры более жёсткие, иногда с ограничением свободы, когда люди не соблюдают те требования, которые просят врачи.

    А.СОЛОВЬЁВА: Что касается Европы и Штатов, там, несомненно, всё намного жёстче. Насколько я знаю, практически во всех странах Европы сейчас ты просто не войдёшь в магазин без маски, тебя не пустят. Торговый центр, тебя уже на пути к центру тебе скажут надеть маску. Без маски не пускают. У нас, в принципе, если мы не говорим о транспорте, в торговый центр ты можешь зайти без маски. Уже когда будут обслуживать в самом магазине, попросят надеть, а может быть, и не попросят, это уже как они сами.

    А как вообще пассажиры в метро, наземном транспорте реагируют на просьбы контролёров? Надеть маску, соблюдать требования антиковидные?

    В.СУЛТАНОВ: Я также хотел бы отметить, мы при входе в метро напоминаем всем пассажирам о необходимости надеть маску, некоторых даже не пускаем. И на каждой станции можно свободно купить маску, она стоит не более пяти рублей, и дальше идти спокойно. Мы ориентированы на то, чтобы предупредить человека, пассажира, о необходимости соблюдать все меры. Что касается других пассажиров, они относятся с пониманием к нашей работе и тем требованиям, которые к ним предъявляют санитарные врачи. И когда видят пассажиров без масок, просят их надеть и высказывают какое-то недовольство таким поведением.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я могу сказать по себе, если я спускаюсь в метро, в вагоне я предпочитаю не садиться рядом с человеком, у которого нет маски или она опущены. Я всё-таки дистанцируюсь. Собственная безопасность важнее.

    Опять же, по поводу масок. У нас же есть антимасочники такие ярые, есть люди, которые вообще не верят в существование ковида. Все эти люди, как вообще с ними взаимодействовать?

    В.СУЛТАНОВ: Мы уважаем мнение каждого пассажира и прислушиваемся к нему. Но в вопросе безопасности и заботе о миллионах пассажиров компромиссов быть не может. Им просто необходимо соблюдать те требования. Поэтому тех, кто принципиально не хочет соблюдать рекомендации, мы вынуждены привлекать к административной ответственности, выписывать штрафы. Опять же повторюсь, что большинство пассажиров к таким людям относятся негативно, скорее всего.

    А.СОЛОВЬЁВА: Слава богу. Теперь перейдём от пассажиров к людям, которые работают в метро и наземном транспорте. Поговорим о контролёрах, которые каждый день, по сути, лицом к лицу с пандемией сталкиваются. Как организована безопасность этих людей, как осуществляется безопасность?

    В.СУЛТАНОВ: Мы относимся крайне внимательно к безопасности наших работников. И здесь надо отметить, что с самого начала, как только пандемия началась, они были на передовой и работают по восемь часов в день, поэтому мы внимательно относимся к их здоровью. Проводим все необходимые меры и рекомендации врачей, проверяем температуру, обеспечиваем необходимой защитой, даём санитайзеры, маски, перчатки.

    А.СОЛОВЬЁВА: Они же вакцинированы, наверное? В большинстве своём.

    В.СУЛТАНОВ: Да. Мы проводим регулярные ПЦР-тесты, чтобы как можно раньше узнать, если сотрудник заболел. И дали возможность бесплатно вакцинироваться. И большинство, практически все контролёры, уже воспользовались этой возможностью и вакцинировались, защитили себя. И видим в эту положительную динамику.

    А.СОЛОВЬЁВА: Сколько сейчас контролёров трудятся? Разделены ли они на метро и наземный транспорт? Бригады, которые работают именно в подземке и только на наземном транспорте? Либо они и там, и там могут работать?

    В.СУЛТАНОВ: Контролёры разделены. Ежедневно работают более 500 контролёров, часть которых работает только в метро, другие контролёры осуществляют проверочные мероприятия в наземном транспорте. Как я уже говорил, контролёры в метро охватывают сто процентов станций и проводят проверки и рейды внутри на станциях, в вестибюлях и вагонах метро. А сотрудники наземки, если их так можно назвать, проводят проверку в наземном транспорте: автобусы, электробусы и железнодорожную всю инфраструктуру, ж/д вокзалы.

    А.СОЛОВЬЁВА: Как давно контролёры работают именно в метро Москвы?

    В.СУЛТАНОВ: С 2013 года контролёры работают в метро. Это было вызвано необходимостью обеспечить оплату проезда, честный проезд. Мы видели случаи, когда перепрыгивали через турникеты.

    А.СОЛОВЬЁВА: И сейчас что-то подобное бывает. Они как-то пробегают следом. Человек заплатил, и за ним впритык проходит ещё один.

    В.СУЛТАНОВ: Это называется «паровоз». И необходимо было фиксировать такие вещи и не допускать их. И контролёры с 2013 года начали проверять и контролировать оплату проезда в метро. И после этого, когда была убрана турникетная линия в наземном транспорте, вспомните, когда были большие очереди, когда необходимо было зайти в автобус, и это по решению мэра было убрано для удобства пассажиров. И контролёры стали контролировать ещё и наземный транспорт.

    А.СОЛОВЬЁВА: Владислав, а чем вообще отличаются контролёры «Мосгортранса» и «Организатора перевозок»?

    В.СУЛТАНОВ: Контролёры «Мосгортранса», их полномочия локальны. А контролёры ГКУ «Организатор перевозок» универсальны и наделены правом привлечение к административной ответственности, штрафовать, выписывать штрафы нарушителям. Также нет контролёров «Мосгортранса» в метро. Здесь я бы ещё хотел сказать, что делают контролёры. Они не только проверяют или выписывают штрафы, как можно на первый взгляд подумать. Они оказывают помощь пассажирам, всегда подсказывают, как удобнее доехать или если, не дай бог, человеку стало плохо, у нас есть такие случаи, всегда оказывают первую помощь. Мы даже проводим обучение и рассказываем людям, что нужно сделать в какой-то нестандартной ситуации.

    А.СОЛОВЬЁВА: У контролёров же есть специальная форма, в которой они ходят. И есть также, наверное, какая-то техника, какие-то гаджеты, с которыми они ходят. Для метро и наземки это всё одинаково?

    В.СУЛТАНОВ: Да, это всё одинаково. Основной помощник контролёра — это персональное устройство контролёра так называемое, или сокращённо ПУСК, с помощью которого он проверяет оплату проезда.

    А.СОЛОВЬЁВА: Сканер такой, да?

    В.СУЛТАНОВ: Да. Это сканер, к которому прикладывают карту, и контролёры видят, прошла оплата либо нет. Также сейчас у контролёров появилась возможность с сентября выносить постановления в электронном виде при выявлении правонарушения. Сейчас контролёр заполняет в электронном виде постановление, и нарушитель получает такую квитанцию удобную, где указаны все необходимые реквизиты, как и где необходимо оплатить этот штраф. И если вспомните, раньше это были неудобные бланки, которые заполнялись вручную.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Сейчас-то всё переведено в онлайн, с помощью приложения, думаю, нет проблем оплатить штраф. Например, автомобильные штрафы мы платим просто одним кликом. И здесь, наверное, примерно так же?

    В.СУЛТАНОВ: Для некоторых всё-таки есть проблемы. И мы делаем максимум, чтобы было понятно, как это сделать.

    А.СОЛОВЬЁВА: А сколько по времени занимает оформление штрафа?

    В.СУЛТАНОВ: Мы сократили оформление штрафа в четыре раза. И сейчас не более пяти минут оформляется правонарушение.

    А.СОЛОВЬЁВА: Быстренько, раз-раз и всё. В каком случае выписывается постановление?

    В.СУЛТАНОВ: Если пассажир находится без маски во время поездки, то ему в любом случае будет выписан штраф.

    А.СОЛОВЬЁВА: Вообще в принципе, можно задать вопрос, контролёр сначала же просит, наверное, надеть маску, если она у него есть или нет? 

    В.СУЛТАНОВ: У нас для того, чтобы напомнить пассажиру о том, что он должен надеть маску, работает аудиоинформирование в каждом автобусе и в метро. Вы это услышите всегда. А контролёр, когда видит нарушение, он его фиксирует, если у пассажира маска находится в кармане или он говорит, что забыл, то ему всё равно будет выписан штраф.

    А.СОЛОВЬЁВА: Это так же, как если ты скорость превысил. Ты же её уже превысил. «Я не хотела» — уже никого не волнует.

    Владислав, есть ли какая-то статистика, как много сейчас нарушают люди?

    В.СУЛТАНОВ: С начала введения масочного режима зафиксировано более 500 тысяч нарушений санитарных требований. Если говорить по сентябрю, то это свыше 40 тысяч нарушений, в октябре выявлено более 10 тысяч нарушений.

    А.СОЛОВЬЁВА: Есть ли какие-то, не знаю, лайфхаки, может быть, контролёры знают секрет, как не заразиться в многолюдных местах, как лучше себя вести, какие рекомендации?

    В.СУЛТАНОВ: Лайфхак очень простой — необходимо надеть маску и зайти в транспорт, и позаботиться о своём здоровье и здоровье окружающих, а также воспользоваться приложением «Метро Москвы», где можно посмотреть точное время прибытия состава и посмотреть загруженность вагона и выбрать вагон, где меньше всего людей, и можно будет соблюдать социальную дистанцию.

    А.СОЛОВЬЁВА: Как вы сами оцениваете, какие вообще перспективы у масочного режима?

    В.СУЛТАНОВ: Сейчас время подъёма заболеваемости. И маски в общественных местах по-прежнему обязательны. И мы будем соблюдать все те рекомендации и требования санитарных врачей, которые будут предъявляться к общественному транспорту.

    А.СОЛОВЬЁВА: Владислав, допустим, я как пассажир имею какие-то предложения или хочу пожаловаться на какую-то ситуацию. Куда я могу обратиться, куда написать?

    В.СУЛТАНОВ: Вы можете обратиться на портал «Московский транспорт», можете обратиться к нам, в ГКУ «Организатор перевозок».

    А.СОЛОВЬЁВА: У вас есть сайт, да?

    В.СУЛТАНОВ: У нас есть почта, сайта нет. Вы можете обращаться через сайт «Московский транспорт». Мы очень внимательно изучаем все предложения и жалобы. Что касается жалоб, мы рассматриваем каждую жалобу и изучаем их очень внимательно. Для этого у контролёра есть видеорегистратор. В случае спорных вопросов мы разбираем индивидуально каждую ситуацию. Также мы проводим регулярно опросы пассажиров, как бы они видели, как им удобно, чтобы работали наши контролёры, какие у них есть жалобы либо предложения, и потом это внедряем в жизнь.

    А.СОЛОВЬЁВА: Помимо масок, чем ещё занимаются контролёры? Они же не только за нарушение масочного режима штрафуют?

    В.СУЛТАНОВ: Вообще полномочия и задачи контролёров очень обширны. Также есть очень важная задача — контроль нелегальной рекламы на остановках. Вы, наверное, иногда видели некрасивую рекламу, обычно распечатанную и наклеенную на остановку.

    А.СОЛОВЬЁВА: А, листочки вот эти, которые портят, на самом деле, облик.

    В.СУЛТАНОВ: Да. Это и некрасиво, более того, опасно. Потому что чаще всего предлагают какие-то неразрешённые виды деятельности или услуги. И контрол        ёры фиксируют, выявляют таких нарушителей, которые это расклеивают, и привлекают к административной ответственности.

    Также мы контролируем нелегальную торговлю рядом со станциями метро и на транспортной инфраструктуре. Почему это важно. Те продукты, которым там продают, не имеют разрешения, либо у товара нет необходимой сертификации, они представляют просто опасность для жизни и здоровья наших людей.

    А.СОЛОВЬЁВА: Речь идёт как раз о тех людях, которые периодически, я такое видела, когда спускалась в метро, по вагонам ходят и предлагают какие-то товары?

    В.СУЛТАНОВ: Сейчас их очень мало.

    А.СОЛОВЬЁВА: Это давно было. В последнее время я уже не видела.

    В.СУЛТАНОВ: Их давно уже нет. Именно благодаря той работе, которую мы проводим, их уже не существует, в вагонах они не продают сим-карты какие-то незаконные, телефоны.

    А.СОЛОВЬЁВА: Какие-то игрушки продавали, ручки с исчезающими чернилами и так далее, чего только не было, я помню.

    В.СУЛТАНОВ: Ещё еду продавали.

    А.СОЛОВЬЁВА: Еду даже продавали?

    В.СУЛТАНОВ: Конечно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Это, может быть, давно, в переходах где-то стояли. А что вы делаете с этими людьми? Что контролёры делают?

    В.СУЛТАНОВ: Контролёры также привлекают их к административной ответственности, выписывают штрафы и предупреждают, чтобы они больше этого не делали. Такие нелегальные торговцы, к сожалению, которые у нас есть, они уже знают наших контролёров в лицо и стараются не подходить к транспортной инфраструктуре и осуществляют свою торговлю, наверное, где-то в других местах. Но мы совместно с округами отрабатываем таких недобросовестных продавцов.

    А.СОЛОВЬЁВА: Каковы штрафы, какая величина?

    В.СУЛТАНОВ: Что касается штрафов за размещение незаконной рекламы, то для физических лиц это от 3 до 5 тысяч рублей, для юридических лиц — от 50 до 150 тысяч рублей. По незаконной торговле штраф составляет 5 тысяч рублей для физического лица.

    А.СОЛОВЬЁВА: Будем надеяться, что люди перестанут нарушать закон, и уже практически перестали именно благодаря работе контролёров «Организатора перевозок». Также мы надеемся, что наши пассажиры всё-таки будут носить маски не на подбородке. Надеемся на сознательность граждан. Для этого мы всё и делаем.

    У нас сегодня в гостях был Владислав Султанов, руководитель ГКУ «Организатор перевозок». Спасибо, Владислав, за беседу. Обсуждали мы безопасность на транспорте и контроль за соблюдением антиковидных мер.

    В.СУЛТАНОВ: Спасибо.

    А.СОЛОВЬЁВА: Надеемся увидеть вас снова. Это была программа «Город дорог». Меня зовут Анна Соловьёва. Всем пока.  

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus