• 17:05 Ноя. 6, 2014

    В гостях

    Сергей Миронов

    Лидер партии "Справедливая Россия"

    Ю. БУДКИН: Сегодня четверг, 6 ноября. Сейчас 17 часов 6 минут. Радиостанция «Говорит Москва». Меня зовут Юрий Будкин. Это программа «Пиджаки». Наш гость – лидер партии «Справедливая Россия», депутат Государственной Думы Сергей Миронов. Сергей Михайлович, добрый вечер.

    С. МИРОНОВ: Добрый вечер.

    Ю. БУДКИН: Сначала по поводу Дня народного единства. Митинг 4 ноября под лозунгом «Мы едины». Очень многие обратили внимание на то, что на сцене стояли лидеры всех партий, которые представлены в Государственной Думе, и держались за руки. Разве так может быть? Вы же оппозиционны друг другу!

    С. МИРОНОВ: На самом деле раз это было и вы это видели, и видели многие граждане – значит, это может быть. Здесь нужно очень чётко сказать. В День народного единства мы продемонстрировали солидарность, и впервые в новейшей истории России действительно все четыре парламентские партии шли одной колонной, руководители фракций стояли на одной сцене, и мы все говорили о единении нашего народа в ответ на внешнее давление. И здесь вот это принципиальная вещь. Потому что сегодня, когда на Россию давят – давят санкциями, давят другими способами, – мы солидарны. И мы говорим, что никто не сможет Россию: а) сломать; б) нас разъединить и заставить нас, скажем, по-разному реагировать на эту внешнюю угрозу. Но…

    Ю. БУДКИН: Тогда…

    С. МИРОНОВ: А я знаю, о чём вы хотите спросить. Вы хотите сказать: «Всё, теперь оппозиции больше нет. Теперь вы все едины в едином экстазе, порыве».

    Ю. БУДКИН: Да нет, я хотел спросить: тогда в чём единство и кто хочет его? Но тоже давайте. Тогда оппозиции нет?

    С. МИРОНОВ: Хорошо. Дело в том, что всё, что касается наших внутренних проблем – нам их предстоит решать, за нас это никто не сделает. И здесь у нас на пути решения этих проблем точки зрения абсолютно разные. Как мы были в оппозиции к «Единой России» с точки зрения социально-экономического курса, так мы и продолжаем быть таковыми. В частности, мы считаем, что нынешнее Правительство Медведева (который, на всякий случай напомню, возглавляет «Единую Россию») не соответствует тем вызовам, с которыми сталкивается Россия. И здесь нужно либо менять политику Правительства, либо менять само Правительство. И мы уже публично об этом говорим.

    Ю. БУДКИН: Смотрите, тогда вот и вопрос: «Получается, тогда это некая формальная солидарность». Или всё-таки вы искренне были солидарны на этом митинге?

    С. МИРОНОВ: На этом митинге мы были искренне солидарны, потому что мы солидарны в поддержке внешнеполитического курса России. Мы солидарны в том, что мы абсолютно не согласны с тем, что на Россию пытаются давить и вынудить Россию менять свою политику – будь то политика на Украине, будь то политика на Ближнем Востоке, будь то в целом внешняя политика Российской Федерации. И здесь, с точки зрения защиты национальных интересов Российской Федерации, мы солидарны и едины. Это уникальная ситуация в новейшей истории России, как я уже сказал, но это именно так.

    Ю. БУДКИН: Смотрите, получается, что на внешнем направлении все едины – и получается, что и внешняя политика более-менее успешна. А на внутреннем раздрай, оппозиция продолжает спорить даже внутри Государственной Думы – сколько стоит доллар?

    С. МИРОНОВ: А давайте мы теперь спросим граждан нашей страны, вот они же в большинстве своём поддерживают внешнюю политику России. А поддерживают ли они нынешний курс Правительства Медведева? Согласны ли они с теми ценами, с теми тарифами на ЖКХ, с проблемой решения жилищной проблемы, с проблемой здравоохранения? Конечно, нет. И когда мы (в данном случае я говорю о партии «Справедливая Россия») предлагаем реальные, реалистичные пути решения этих проблем, нам «Единая Россия» говорит «нет» и голосует против. И, естественно, мы с этим не согласны. И вот здесь наши различия.

    Ю. БУДКИН: Подождите. Вот Фёдор, например, пишет (правда, про коммунистов, но я думаю, что речь идёт про всех, кто называется «оппозицией» в парламенте): «Обуржуазились. Понравилось быть буржуями. И, в общем, на большинство обездоленных граждан России, – он пишет, – плевать».

    С. МИРОНОВ: Это не так. Дело в том, что у нашей партии принципиальная позиция – мы защитники людей труда. У нас есть абсолютно конкретное виденье решений всех насущных больных проблем. И если говорить по поводу «обуржуазились». Я напомню, что в программе нашей партии говорится о том, что депутаты не должны получать такие зарплаты, как сейчас, у депутатов не должно быть никаких социальных дополнительных гарантий, депутаты должны получать среднюю зарплату по России, у них должно быть такое же пенсионное обеспечение. Мы против любых привилегий. Более того, мы принципиальные противники, например, такой нормы и такого института, как неприкосновенность депутатская. Мы считаем, что депутат ни в чём не должен отличаться от граждан России.

    Ю. БУДКИН: Подождите. Если депутат будет получать, как средний гражданин Российской Федерации, рано или поздно ему занесут.

    С. МИРОНОВ: Тем скорее он примет законы, которые увеличат эту зарплату и пенсионное обеспечение. Вот о чём мы заботимся.

    Ю. БУДКИН: Но люди будут пытаться так или иначе влиять на депутатов. И депутаты, которые мало получают – ну, рано или поздно поймают их.

    С. МИРОНОВ: Во-первых, вы знаете, что те, кто начинает хапать, никогда не останавливаются. Помните, наше вечное – «жадность фраера погубит»? Поэтому те, кто начинает идти неправильный путём и рассчитывает на деньги нечестные и неправедные, никогда не остановится. И ему, как вы говорите, и занесут, и ещё больше занесут, пока не спалится, как некоторые господа, в том числе из депутатского корпуса, что мы совсем недавно видели.

    Ю. БУДКИН: Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов с нами сегодня в прямом эфире. Телефон (495-й код): 73-73-948. Можно писать через SMS-портал, можно через сайт govoritmoskva.ru, а можно через «Twitter» govoritmsk – все варианты.

    «Вы уже сдали свой загранпаспорт?» – спрашивает Стрелковец. Он, видимо… А, нет, он даже по-другому: «Сколько предателей в вашей фракции не сдали загранпаспорта?»

    С. МИРОНОВ: Давайте уточним. Речь идёт не о загранпаспорте как таковом, а о дипломатическом паспорте. Это служебный паспорт, который выдаётся депутату во время его служебных командировок за рубеж, и не более того. И ни в коем случае этот паспорт не должен использоваться для частных поездок.

    Ю. БУДКИН: Но в принципе можно было это сделать до сегодняшнего дня? Вот вы захотите, например, чтобы никто не знал, а вы едете по этому дипломатическому паспорту.

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что я знаю, что дипломатический паспорт – это служебная собственность Государственной Думы, выдаётся любому депутату только для государственных нужд. Естественно, после каждой командировки, когда ты слетал, будь добр, сдай дипломатический паспорт в соответствующую службу.

    Ю. БУДКИН: Раз Нарышкин говорит – значит, не каждый сдавал, получается.

    С. МИРОНОВ: Конечно, видимо, не все сдали. Я считаю, что нужно сдать обязательно. У меня на сегодняшний день нет статистики, кто сдал, кто не сдал. Но я абсолютно убеждён: если кто не сдал после абсолютно однозначного и явного призыва председателя Государственной Думы, то он не сдал только потому, что, допустим, физически пока ещё в Москве не находится. Я уверен, что все сдадут, потому что (ещё раз объясню) это не собственность депутата. Это, знаете, как депутат приезжает в Москву – ему дают служебную квартиру. Это же не его квартира.

    Ю. БУДКИН: Многие хотят оставить за собой.

    С. МИРОНОВ: Замечательно. Только никто не может оставить, и правильно делают, потому что квартира служебная на период, пока ты исполняешь обязанности депутата. То же самое с дипломатическим паспортом.

    Ю. БУДКИН: Сергей спрашивает про ваших коллег, которые как раз пока не в Москве: «А когда наконец уже…» Сергею не нравится то, что депутат Пономарёв в Государственной Думе. Он пишет очень нехорошие слова про Пономарёва. «Когда, – говорит, – вы, собственно, избавитесь от Пономарёва?»

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что мы избавились бы давно с точки зрения лишения его депутатского мандата, если бы закон это позволял. Мы внесли законопроект об императивном мандате, который позволяет нам решением Государственной Думы лишить депутатского мандата господина Пономарёва, но почему-то господа от «Единой России» не хотят принимать такой закон.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948. Сергей Михайлович, я попрошу вас надеть наушники. 73-73-948, не забывайте про 495-й код. Слушаем вас. Добрый вечер. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Скажите, можно задать такой вопрос депутату по поводу многодетных семей, которым часто обещают дать квартиры и…

    Ю. БУДКИН: И не дают. Кому-то обещают землю и не дают. А кто должен это контролировать?

    С. МИРОНОВ: Должны контролировать органы власти на местах. Прежде всего, это муниципалитеты, если речь идёт о населённом пункте. Если тот товарищ, который задаёт вопрос… Если есть конкретная проблема, я предлагаю написать мне на сайт mironov.ru. И если речь идёт о конкретной семье, я постараюсь помочь. Потому что если общий вопрос, что действительно многие не получают положенного… Чиновники не торопятся выполнять ни указы президента, ни существующие законы, всё хотят сэкономить, в том числе на многодетных, хотя у нас абсолютно чётко поставлена задача: нам нужно решать демографическую проблему. И чем больше будет детей в нашей стране, тем лучше. А значит – необходима государственная поддержка многодетных семей. Но это на бумаге, а на реалиях то, о чём спрашивает радиослушатель.

    Поэтому, в общем, ответ такой: да, к сожалению, это есть, и в этом всегда виноваты местные власти, это сто процентов. Потому что федеральный законодатель об этом подумал, президент об этом подумал, и соответствующее распоряжение есть, а вот на местах не торопятся выполнять. Но если конкретная фамилия, имя, отчество многодетной семьи, ещё раз напомню – mironov.ru. Я читаю все письма, полученные через интернет-приёмную на этом сайте, сам. Напишите мне – я буду вам помогать.

    Ю. БУДКИН: Теперь по поводу отношения государства к гражданам. По-моему, мы даже с вами уже обсуждали, что, оказывается, если нужно поменять паспорт, к примеру, в 45 лет, то нужно дождаться этого момента, потом на какое-то время остаться без паспорта. Таковы правила в Российской Федерации. Но со вчерашнего дня то же самое с водительскими удостоверениями. Почему государство таким образом делает, что граждане не могут заранее подготовиться к этому и вынуждены на какое-то время оставаться, по сути, без документов или без возможности рулить? Вот вы управляете автомобилем?

    С. МИРОНОВ: Ну, у меня есть права. Честно говоря, сейчас пользуюсь в основном служебным автомобилем. Но, да, если бы я сам был за рулём, если мне нужно было бы менять удостоверение водительское, то, наверное, я столкнулся бы с такой же проблемой. Здесь как раз общая проблема. Государство (мы сейчас вместо «государство» скажем «чиновник») очень часто делает, как ему удобнее, а не как людям. Это наша извечная проблема, и здесь, конечно, нужно исходить всё-таки из интересов людей и просто из здравого смысла. Потому что ситуация, когда ты своё удостоверение сдал, а новое ты получишь через N дней, или ещё что-то – она, конечно, абсолютно неразумная и не может быть таковой.

    Ю. БУДКИН: Ну, смотрите, с паспортами ведь ничего не меняется уже целый год. А теперь ещё и с водительскими удостоверениями. Или это не к депутатам?

    С. МИРОНОВ: Нет, я думаю, что это в том числе и к депутатам, потому что есть подзаконные акты, нормативные акты соответствующих служб. В данном случае это либо ГИБДД, либо это ФМС. Но законодатель всегда может смешаться. И, кстати, по поводу паспорта. Вы знаете, я в моей депутатской почте не получил ни разу ни одного письма на эту тему. То есть, вероятно, теоретически проблема такая есть, но в практическом плане люди как-то её решают и не сталкиваются с какими-то существенными минусами. С точки зрения обмена удостоверений. Ну, сейчас процесс пойдёт. Если будет запрос граждан, что что-то здесь не так, будем вмешиваться, будем пытаться повлиять на эту ситуацию.

    Ю. БУДКИН: Так, один за другим… Вот 114-й: «Раз вы говорите, что слишком большая зарплата – ну так возьмите и откажитесь», – пишет, например, Пашка 114-й.

    С. МИРОНОВ: Собственно говоря, я уже об этом говорил. Четыре пятых своей зарплаты я перечисляю людям. Я это делаю с 1996 года, когда я ещё был депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

    Ю. БУДКИН: Теперь по поводу того, что происходит на юго-востоке Украины. Каково ваше отношение? Это ваше личное отношение или позиция партии? Вот что для России Новороссия?

    С. МИРОНОВ: Новороссия сегодня – это очаг сопротивления возрождающемуся неонацизму на Украине. Новороссия сегодня – это защита «русского мира», потому что люди хотят говорить на родном русском языке, люди хотят жить свободно, а не по указке ни из Киева, ни из Вашингтона. И позиция нашей партии очень простая. После референдума, я напомню, ещё 11 мая мы сразу же признали результаты этого референдума. Сейчас после проведённых успешных выборов 2 ноября мы считаем (мы публично заявили свою позицию), что Российская Федерация должна признать Донецкую народную республику и Луганскую народную республику и всячески им помогать.

    Ю. БУДКИН: У вас есть объяснение, почему этого не сделано?

    С. МИРОНОВ: Я должен сказать, что слова министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Викторовича Лаврова вселяют очень хороший оптимизм. Он сказал, что Российская Федерация уважает волеизъявление граждан Новороссии. Он не назвал ДНР, ЛНР. Но Новороссия – это синоним этих двух республик. Уважение – это уже не отрицание. Потому что сегодня мы слышим из Европы, из Штатов, что они не признают, что они считают эти выборы нелегитимными. Так, на всякий случай давайте напомним, что явка на выборах в Новороссии в два раза была выше, чем в Верховную Раду.

    Если мы вспомним, как вообще начались все события на Украине, в частности, как пришли к досрочным выборам в Верховную Раду, то мы помним переворот 21 февраля, мы помним нарушения всех соглашений, которые тогда были. И Запад сегодня демонстрирует явные двойные стандарты, говоря, что всё, что происходит в Киеве – это демократично, это всё законно. А то, что люди своей массовостью… А это действительно выбило, кстати, очень важный козырь из рук тех, кто сегодня в Киеве говорит, что некие сепаратисты, террористы терроризируют граждан, которые мечтают вернуться под юрисдикцию Украины, мечтают, чтобы ими руководил Киев. Так вот, те 1,5 миллиона граждан двух республик пока не признанных, которые пришли на избирательные участки и в очереди стояли, чтобы проголосовать – это очень мощный аргумент в пользу того, что люди действительно хотят самостоятельности, они не хотят быть в составе Украины под тем руководством, которое сегодня там есть.

    И в этой связи я считаю, что волю вот таких граждан, волю этой части Украины, которую мы называем Новороссия, нужно: а) уважать; и б) де-юре, мы считаем, нужно признавать, как мы в своё время сделали, например, с Южной Осетией и Абхазией.

    Ю. БУДКИН: Ну, можно ведь помогать, но не признавать, учитывая сложную международную ситуацию. А вдруг от этого ещё хуже будет история с санкциями? А вдруг от этого ещё выше будет доллар?

    С. МИРОНОВ: Юрий, а давайте мы зададим себе честный вопрос и попробуем на него ответить. А разве может быть ещё хуже? А разве не будет хуже в любом случае? Ведь причина не в Новороссии, причина в России. Россия стала сильной, независимой, стала абсолютно чётким субъектом международного права, потому что без России сегодня не может быть решена ни одна проблема. И многих – прежде всего, за океаном – это не устраивает. И отсюда санкции.

    Сейчас нам говорят, что вот Крым. И обратите внимание: что бы мы сейчас ни делали с Новороссией – признаем, не признаем… Представьте себе, что не признаем и вообще будем, с точки зрения Запада, паиньками такими – нам скажут: «Нет, всё равно вот вы Крым забрали, – хотя на самом деле мы восстановили историческую справедливость, – вот за это вам будут ещё санкции, пока вы не вернёте Крым обратно». Никогда не вернём. Крым был, есть и будет российским. В этой связи бояться новых санкций и какого-то продолжения недружественных акций со стороны Запада бессмысленно, потому что эти акции всё равно будут.

    Ю. БУДКИН: Вы говорите, что Россия стала сильнее. Как может быть сильнее страна, у которой валюта всё слабее?

    С. МИРОНОВ: Давайте мы с вами вспомним законы экономики. Для наших экспортёров, которые сегодня просто потирают руки, потому что…

    Ю. БУДКИН: Они получают…

    С. МИРОНОВ: Конечно.

    Ю. БУДКИН: И государству выгодно.

    С. МИРОНОВ: Абсолютно.

    Ю. БУДКИН: Но Иван пишет: «Правительство должно остановить падение рубля, потому что простые люди теряют сбережения».

    С. МИРОНОВ: Вот! Это абсолютно правильная позиция. И здесь наш уже укор… И завтра, кстати, будет большой экспертный совет в Государственной Думе нашей фракции, и я там буду говорить об этом. Потому что мы считаем: Центробанк себя ведёт непрофессионально, он не защищает граждан. Возможно, какие-то макроэкономические показатели он защищает, решая свои какие-то мегагосударственные задачи, но с точки зрения того, что сейчас будет всплеск инфляции и явно будет подорожание, которое мы наблюдаем – это точно, потому что для граждан такое падение рубля, конечно, катастрофично.

    Ю. БУДКИН: Не защищает, не удерживая курс?

    С. МИРОНОВ: Не удерживая курс. Ведь же он объявил: «Всё, больше не будет интервенций валютных. Плыви, рубль, куда хочешь». Ну, мы так и проплывём очень далеко. И в этой связи мы считаем, что… Более того, мы видим, когда в этих условиях повышается ставка. У нас и так задушен весь бизнес, не взять нигде кредит – Центробанк ещё повышает ставку.

    Ю. БУДКИН: Говорят, что повышают ставку как раз для того, чтобы доллар далеко не убежал.

    С. МИРОНОВ: Конечно, доллар. Так вот, давайте мы всё-таки поставим лошадь впереди телеги и будем думать об интересах граждан, потому что государство – это граждане. И в этой связи я считаю, что сегодняшняя позиция Центробанка не соответствует запросам народа. И нужно менять либо политику Центробанка, либо руководство Центробанка.

    Ю. БУДКИН: В этой связи очень многие говорят о том, что Центробанк слишком независим от российского государства, мол: «Нельзя быть совершенно независимым. Если ты независим от российского государства – значит, зависим от какого-то другого». Вы согласны с такими оценками?

    С. МИРОНОВ: Я абсолютно согласен с такой оценкой. И мы считаем, что контроль над Центробанком со стороны государства (а лучше, чтобы это был контроль со стороны, например, власти представительной, Государственной Думы) – это то, что нам необходимо. Потому что если бы мы могли влиять, то мы бы уже давным-давно подсказали, как регулировать курс рубля по отношению к доллару и к евро, и что необходимо делать для развития нашего отечественного производства, а не кредитовать чужие экономики за счёт направлений туда резервов Резервного фонда и так далее.

    Ю. БУДКИН: С вашей точки зрения, что? Вот каким должен быть доллар, каким должен быть рубль? Есть какое-то понимание курса просто?

    С. МИРОНОВ: Давайте вот мы порассуждаем. Какие-нибудь 29-30 рублей за доллар – я очень допускаю, что это переоценка курса рубля. И, допустим, в пределах такого коридора – 33-38 рублей – я считаю, что вполне. Но как только он перешагивает 40, а сейчас он стремится вообще к 50 – это уже безумие, это уже абсолютно упущенные рычаги, такое плавание без ветрил, без руля, абы куда. Так нельзя, потому что Центробанк должен регулировать, в том числе кредитно-финансовую систему России, и в том числе обязательно регулировать курс рубля по отношению к другим валютам.

    Ю. БУДКИН: Ну, когда Центробанк делает что-то подобное, по идее, к примеру, к депутатам Государственной Думы должны прибежать министры и начать жаловаться на Центробанк. Что-то подобное происходит?

    С. МИРОНОВ: Ну, я пока такого не видел. Более того, я думаю, что председатель Центробанка всегда присутствует на всех заседаниях Правительства, фактически входит в Правительство. Не думаю, что это некая самостоятельная позиция Центробанка, абсолютно не согласованная с Правительством. И здесь уже, помните, в начале передачи я сказал, что, с нашей точки зрения, нынешняя политика Правительства не соответствует реалиям, не соответствует тем вызовам, с которыми Россия сталкивается.

    Ю. БУДКИН: Вы понимаете, что вы можете говорить о том, что Правительство не соответствует, но реально сменить Правительство ведь не можете, получается?

    С. МИРОНОВ: К сожалению, да. Именно поэтому мы вносили и изменения в Конституцию, и считаем, что необходимо дать право Государственной Думе, коль скоро она участвует в назначении Правительства, даёт согласие президенту. Наверное, логично было бы предположить, что и Государственная Дума имеет право инициировать перед президентом вопрос об отставке Правительства.

    Ю. БУДКИН: По поводу ответственности 137-й (это Павел из Подольска) пишет, как гражданину пишет. Ответьте, возможно ли такое. «Если человек придумал провальный закон – реально посадить его в тюрьму. Если хороший – к примеру, предложить огромную пенсию после того, как он перестал быть депутатом».

    С. МИРОНОВ: Насчёт тюрьмы не знаю, а допустим, наказать тем же рублём либо изгнать из депутатского корпуса за антинародный и вредный закон можно. Ответственность должна быть обязательно. Более того, помните, как говорил ещё покойный Виктор Степанович Черномырдин: «У любого ЧП должны быть фамилия, имя, отчество». Вот случилось что-то – значит, не абы что, не какие-то условия, не какие-то обстоятельства непреодолимой силы. Всегда есть фамилия, имя, отчество. И, соответственно, этот человек должен нести ответственность.

    Ю. БУДКИН: Вообще когда вы видите, к примеру, что доллар стоит, как сейчас, примерно 45 рублей, вы этому радуетесь, вы по этому поводу горюете? Вот Вера, например, пишет, 163-й: «Я рада этому курсу. Я понимаю, что от этого будет дороже намного импорт – значит, появится что-то отечественное».

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что, наверное, это такой государственный подход. Но я знаю, что большинство граждан России сегодня это тревожит, потому что имея уже большой опыт такого обвала рубля, все помнят, что… Ведь мало кого волнует из большинства граждан России: «Я не смогу купить доллары, я не смогу куда-то поехать». Их волнует, что вслед за этим пойдёт рост цен: будет дорожать хлеб, будет дорожать бензин, будет дорожать мясо и так далее, а это скажется на семейном бюджете. Вот что людей волнует.

    Если бы было вот так: курс рубля упал, нашим экспортёрам стало легче, всё замечательно, экономика живёт, и это никак не сказалось бы на инфляции, а значит, на росте цен в рознице на продовольствие, в том числе и другие товары – да ради бога. Но мы же знаем, что вслед за этим обязательно наступят вот такие негативные последствия. И поэтому мы считаем, что курс рубля должен всё-таки регулироваться Центробанком профессионально и…

    Ю. БУДКИН: Не рынком?

    С. МИРОНОВ: Именно Центробанком. Потому что сегодня попытка дать на откуп рынку. Как нам говорит руководство Центробанка: «Сейчас рынок всё установит». Но, во-первых, в условиях продолжающегося давления – в том числе давления на те страны, которые добывают нефть, чтобы нефть падала – у нас нет каких-то ограничений, то есть стены, куда упрётся рубль или тот же доллар и дальше не пойдёт. И это вызывает очень большие опасения. Поэтому уповать на Его Величество Рынок, который, как известно, должен своей невидимой рукой всё расставить по своим местам… А мы помним, что 23 года шарит у нас по карманам Его Величество Рынок своей рукой, а у некоторых, к сожалению, хорошо шарит в головах.

    Ю. БУДКИН: Так а вам в ответ говорят, что это просто потому, что все эти 23 года не дали рынку возможности свободно взять и установить курс.

    С. МИРОНОВ: Ха-ха-ха! Замечательно! Вы знаете, меня умиляют позиции наших либералов, которые говорят: «За 23 года мы ещё и рынок не сделали. Вот когда сделаем – всё будет хорошо». Полная чушь! Более того, все мировые кризисы, которые регулярно повторяются (причём в последние годы всё чаще и чаще), говорят о том, что эта либеральная идея, сама идеология экономическая либеральная пагубна, она не даёт ответа на очень простые вопросы. Как сделать так, чтобы все блага распределялись справедливо? И как сделать так, чтобы от любых начинаний любого государства либо мирового сообщества в целом не получали бы выгоду только избранные – а) страны; б) олигархи, – а получали дивиденды в прямом смысле слова и получали какие-то позитивные решения граждане, простые граждане этих стран? В данном случае нас, конечно, интересует Россия.

    Ю. БУДКИН: Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов сегодня в программе «Пиджаки». Напомню телефон прямого эфира: 73-73-948. SMS-портал: +7 (925) 8888-948. Можно через «Twitter», можно через сайт govoritmoskva.ru писать. Как раз сейчас можно это делать, пока будут новости. 17 часов 31 минута. Новости, потом реклама, а потом продолжим.

     

    НОВОСТИ

     

    Ю. БУДКИН: Мы продолжаем. Это радиостанция «Говорит Москва». Меня зовут Юрий Будкин. Наш гость – лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов. Это прямой эфир: можно звонить по телефону, можно писать SMS, можно через сайт в Интернете govoritmoskva.ru, можно через «Twitter» пользователю govoritmsk.

    Вот Стрелковец (так человек подписывается) как раз через сайт нам написал: «Сначала был Ротенберг, – пишет он, – теперь в новостях передают про претензии Запада к Тимченко. Адекватный ответ на такую агрессию будет?» – он спрашивает и возвращает нас к новостям сегодняшним, что Верховный совет, извините, Верховный суд Российской Федерации останавливает «закон Ротенберга» – закон, который принят депутатами в первом чтении. Как вы к этому относитесь?

    С. МИРОНОВ: Действительно, вы поправились, потому что не Розенберг, а Ротенберг – это первое. Второе: наша фракция голосовала против этого законопроекта в первом чтении, потому что для нас неочевидно, что этот закон действительно, как с трибуны говорилось, направлен на решение возможных юридических проблем граждан Крыма. Потому что если бы так, мы сказали: «Давайте напишем, что этот закон принимается для решения возможных неправовых судебных решений Украины в отношении бывших граждан Украины, а ныне граждан Крыма».

    Ю. БУДКИН: Чётче очертить.

    С. МИРОНОВ: Да. «Нет, – говорят. – Должен закон, как у юристов говорят, действовать на неопределённый круг лиц». А раз неопределённый круг лиц – а кто его знает, может быть, действительно для каких-то олигархов мы будем за счёт бюджета решать их личные проблемы в связи с тем, что они что-то потеряли из-за санкций Запада?

    Ю. БУДКИН: Хорошо, тогда другое. Иван спрашивает: «Почему «Справедливая Россия» не голосовала ещё и за предложение Евгения Фёдорова по поводу изменений по Центробанку?»

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что я получаю очень много писем именно на эту тему. И здесь я ещё раз хочу разъяснить ситуацию. Получилась некрасивая история. Дело в том, что на фракции мы приняли решение голосовать за этот законопроект, потому что… Помните, мы с вами говорили, что нужно, чтобы Центробанк не был таким независимым. Это наша позиция. У нас всегда есть дежурный в зале, который контролирует, чтобы голосование шло в соответствии с принятым решением фракции. Я в тот момент находился в командировке, меня в зале не было. И группа депутатов наших вдруг прямо в зале решила: «Давайте мы не будем голосовать за этот закон», – то есть поменяли решение фракции.

    Дело в том, что после этого голосования у нас ещё не было заседания фракции. В ближайший понедельник будет заседание фракции, и у нас будет то, что называется «внутритоварищеский большой разбор полётов», потому что это абсолютно недопустимо, это нарушение дисциплины, это нарушение коллективного решения в пользу тех… Ну, кто-то, может быть, хотел понравиться Центробанку, может быть, ещё какие-то мотивы были. Это недопустимо, когда меняется позиция фракции.

    Этот закон всё равно, к сожалению, не был бы принят, потому что «Единая Россия» голосовала против. Но здесь было важно продемонстрировать позицию нашей партии и фракции, что мы за такую идею, мы за идею большего контроля или большей национализации Центробанка. Вот, собственно говоря, что произошло.

    Ю. БУДКИН: Вам не нравится, как устроен сейчас Центробанк, или вам не нравится его нынешнее руководство?

    С. МИРОНОВ: Нам не нравится нынешняя политика Центробанка. Мы видим, что коль скоро Центробанк абсолютно независим и нет контроля, в том числе со стороны представительной ветви власти, Центробанк делает всё, что он захочет. А нам кажется, он должен делать то, что в интересах большинства граждан России.

    Ю. БУДКИН: А кто скажет Центробанку: «Вот это в интересах граждан России»?

    С. МИРОНОВ: Скажет власть представительная. Скажет Государственная Дума, Совет Федерации – иными словами, Федеральное собрание.

    Ю. БУДКИН: 11888 (такую сложную подпись себе человек придумал) просит вас дать оценку медицинской реформе. «Как вы относитесь, – спрашивает он, – к закрытию роддомов и женских консультаций, к примеру, в Москве?» Вы знаете, например, как в Москве проходила акция протеста на Суворовской площади?

    С. МИРОНОВ: Да, я знаю, что это была, наверное, самая массовая демонстрация такого профессионального сообщества, тем более медиков. Я полностью на их стороне. Дело в том, что до этой реформы московской я прекрасно понимаю, что происходит в регионах, когда во многих населённых пунктах (прежде всего, в небольших посёлках) закрывались фельдшерско-акушерские пункты, закрывались роддома, закрывались поликлиники. И всё это называлось «оптимизацией».

    И люди вынуждены ехать, добираться на перекладных до районного центра, чтобы просто-напросто сходить элементарно к участковому, я уж не говорю про специалиста. Причём это ладно, когда, в принципе, за час-полтора на автобусе можно доехать. А если мы возьмём такие, например, регионы, как Красноярский край или Якутию, где населённый пункт – туда только самолётом можно добраться либо по реке. И вот такая оптимизация преследует только одну цель – минимизировать расходы государства, либо региональных, либо муниципальных бюджетов. И совершенно не думают о людях.

    Дело в том, что здравоохранение – это государственная обязанность. И необходимо делать так, чтобы любой гражданин мог получить квалифицированную медицинскую помощь по месту жительства, и чтобы не нужно было ему куда-то ехать.

    То же самое в Москве. Я боюсь, что эта оптимизация, против которой очень чётко выступили врачи и медицинские работники Москвы, может привести к тому, что сложнее станет москвичам получить номерок и добиться приёма у специалиста, получить направление у своего терапевта. Просто им будет это сложнее делать. Потому что когда мне говорят о многопрофильных таких целевых мощных больницах – это всё замечательно. Но вот человек заболел. Ему нужно, чтобы поликлиника была рядом, чтобы там были все специалисты, все врачи. Может быть, ему потом не нужно ложиться в больницу, он амбулаторно получит лечение. А в результате такой оптимизации очень может быть, что получится как раз и сокращение врачей, сокращение медицинских работников – а значит, врачи станут…

    Ю. БУДКИН: Смотрите, вот 6 тысяч человек вышли. Это оценки организаторов, что называется. Ну, других оценок и не было. 6 тысяч человек вышли, потребовали остановить развал московской медицины, потребовали даже отставки Печатникова как вице-мэра Москвы, требовали отставки нового руководства Департамента здравоохранения Москвы. Но ведь реакции до сих пор нет. Что тогда делать людям?

    С. МИРОНОВ: Я абсолютно убеждён, что реакция всё-таки есть, потому что когда такие многотысячные митинги проходят в любом населённом пункте, это не остаётся незамеченным. Я абсолютно убеждён, что Министерство здравоохранения России сейчас (понятно, что это, может быть, непублично делается) внимательно разбирается. А всё ли там правильно делается и не пострадают ли, прежде всего, москвичи, и в том числе медицинское сообщество, с точки зрения их профессиональных интересов, потому что они хотят приносить пользу, хотят работать, не хотят оказаться на улице. И я думаю, что коррективы всё равно будут вноситься в то решение или в ту реформу, которая сегодня в Москве проводится.

    Ю. БУДКИН: Смотрите, Юрий напоминает вам, что вы активно поддерживали Собянина на выборах – значит, можете повлиять.

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что мы (в данном случае я говорю о нашей фракции, в том числе у нас есть депутаты, представляющие Москву), безусловно, не будем безучастно наблюдать и будем вмешиваться, будем принимать те или иные решения, будем обращаться, в том числе по просьбе уже медиков Москвы, потому что такие обращения от медиков Москвы в нашу фракцию уже поступили.

    Ю. БУДКИН: 627-й спрашивает: «Вы говорите, что есть только претензии к экономическому или финансовому руководству страны. А что, вы не можете решением Думы, к примеру, снять этих людей?» Как он пишет: «Вон гайдаровцев!»

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что, к сожалению, нет, мы не имеем такого права. И когда, например, публично с трибуны Государственной Думы мы призываем к отставке министра образования и науки, этот призыв повисает в воздухе, потому что у нас реального механизма нет. Я уже говорил о том, что необходимо менять Конституцию, чтобы у Государственной Думы такое право появилось.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948. Снова телефонные звонки. Слушаем вас. Здравствуйте. Не вышло… 73-73-948. Продолжаем. Слушаем. Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Будьте добры, по кризису рубля. Смотрите, есть элементарные законы экономики, можно создать профицит. За то время, пока Центробанк использовал 7 миллиардов долларов на интервенции, можно было за два дня использовать профицит в количестве 4 миллиардов и переломить ситуацию по рублю и по доллару. В чём вопрос?

    С. МИРОНОВ: Вопрос в том, что есть и другие механизмы, но мы видим нежелание. В таких случаях говорится об отсутствии политической воли. Именно поэтому у нас есть претензии к деятельности Центробанка.

    Ю. БУДКИН: Подождите, тут кто-то напоминает: «А что же вы тогда голосовали за нынешнюю руководительницу Центробанка?»

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что тогда мы действительно за неё проголосовали, потому что мы получили все ответы на все вопросы, которые нас волновали на тот момент. Это было больше года тому назад. А сегодня мы видим явную ошибочность в действиях. Поэтому это не значит, что раз однажды мы согласились с назначением на должность, то теперь этот человек свободен от критики. Так не бывает.

    Ю. БУДКИН: 346-й задавал как раз этот вопрос, мол: «Вы сами поставили Набиуллину». 73-73-948. Слушаем вас.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Юрий?

    Ю. БУДКИН: Да.

    СЛУШАТЕЛЬ: Сергей Михайлович, мне хочется, чтобы вы прокомментировали речь Путина на «Валдае», когда он, спасая Януковича, оставил 45 миллионов украинцев фашистам, наших братьев. Как вы думаете, можно было решить вопросы с бандеровцами раньше совместно Януковичу и Путину, а не идти кровавым путём по западному пути?

    С. МИРОНОВ: Я должен сказать, что речь Владимира Путина в Сочи очень сильная. Это речь, которая ещё раз говорит о том, что на Россию давить бессмысленно и Россия пойдёт своим путём. А с точки зрения тех решений либо нерешений, которые не случились по Украине и по Новороссии. Во-первых, мы знаем, к сожалению, история (даже новейшая) не знает сослагательного наклонения. Хотя очевидно, что если бы в том числе и сила, здравая сила, была бы применена раньше, тех проблем и тех жертв, конечно бы, не было.

    Но сейчас нужно исходить из тех реалий, которые есть. Неслучайно мы начали с этого. Я считаю, что сейчас очень важно для России, для руководства России официально признать результаты выборов в Донецкой народной республике и в Луганской народной республике. Как только мы сделаем это официально, тогда у нас появляются все рычаги для защиты и граждан, для защиты экономической самостоятельности, для защиты территориальной целостности этих республик и так далее.

    Ю. БУДКИН: Возвращаясь к тому, о чём частично говорил Олег, наш слушатель. До начала событий на Украине не было понятно, чем это всё закончится?

    С. МИРОНОВ: Я думаю, что не было понятно никому.

    Ю. БУДКИН: Решить эту проблему заранее нельзя было?

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что даже 21 февраля, когда (называю вещи своими именами) Янукович просто бежал, совершенно очевидно были договорённости, и было ощущение, что сейчас переломится ситуация, наконец-то в защиту государственной целостности и всей ситуации будет применена необходимая сила, разумная сила. Но этого не случилось. Случилось то, что случилось. Увы, это уже субъективный абсолютно фактор, человеческий фактор – слабость и предательство Януковича по отношению к собственному народу. И мы получили то, что получили.

    Ю. БУДКИН: Обращают внимание на то, что приходят, например, депутаты из Компартии и говорят: «А мы ничего не можем сделать». Приходят депутаты из «Справедливой России» и говорят: «А мы ничего не можем сделать. Приходят депутаты из ЛДПР и говорят примерно то же самое. А зачем тогда нужны эти депутаты в Думе?

    С. МИРОНОВ: А проголосуйте за оппозиционные партии на ближайших выборах в декабре 2016 года, чтобы большинство не было у «Единой России», и вы увидите, как изменится ситуация.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

    Ю. БУДКИН: Прошу.

    СЛУШАТЕЛЬ: Сергей Михайлович, вот качество жизни падает. Заходишь в магазины – цены… Скажите, пожалуйста, почему вы не потребуете у Правительства, чтобы они выступили и разъяснили населению, что происходит. Народ поймёт. Молчание – это же плохо. Это первое. И второе. Что лично ваша партия делает для того, чтобы качество жизни в этой связи… Мы поймём, народ поймёт. Ну, просто тишина полная.

    Ю. БУДКИН: Нет, вы скажите.

    С. МИРОНОВ: Спасибо. Мы внесли предложение, причём это предложение мы вносили не прямо вот сейчас перед этим кризисом, перед очередным витком подорожания. Предложение очень простое. Мы предлагали принять закон, который даёт право Правительству устанавливать перечень товаров первой необходимости (прежде всего, это продовольствие), на которые бы торговая наценка в любой торговой точке – неважно, это огромная торговая сеть либо маленький ларёк – не превышала бы 15% от первой оптовой покупки этого товара. Абсолютно рыночная мера, потому что не просто вот цену устанавливать или замораживать. Есть оптовая продажа. Товар произведён, и первый оптовый покупатель (будущий продавец) купил – всё.

    Ю. БУДКИН: Но представляете, как дорого это контролировать.

    С. МИРОНОВ: Дело в том, что я вас уверяю, это можно было бы контролировать. И, кстати, когда нас пугают якобы тут же дефицитом – да ерунда это полная! Потому что это перечень тех товаров, которые покупают каждый день, и здесь любая торговая сеть знает закон: работать либо на цене, задирая цену, либо на обороте. А здесь на обороте – наоборот. Потому что если был бы перечень товаров, на которые установлена, допустим, норма прибыли 15%, но у тебя его покупают непрерывно в огромном количестве. Выпускай больше, больше – и всё будет хорошо. Но это предложение не находит поддержки (почему – мы уже об этом говорили).

    Здравая мысль прозвучала у радиослушателя, чтобы Правительство вообще-то не молчало, а объясняло, что происходит. Потому что когда я вижу, как даёт интервью первый заместитель Набиуллиной – всё это замечательно. А почему бы самой Эльвире Сахипзадовне не рассказать людям прямо в прямом эфире, что происходит? Почему бы Медведеву не просто на заседании Правительства обсуждать какие-то вопросы, а выйти с обращением и сказать: «Да, сейчас какие-то трудности. Но мы примем такие-то, такие-то меры. Мы обещаем, – например, – что цены не вырастут больше, чем на столько. Мы будем делать какие-то решения»? Этого нет. И вот это молчание, кстати, действительно настораживает, потому что люди думают: «Ага, раз молчат – значит, будет ещё хуже. Не знают, что делать. Поэтому давайте готовиться к самому плохому».

    Я надеюсь, что всё-таки здравый смысл возобладает, и даже с курсом рубля к Новому году мы увидим некую стабилизацию, так как будут подводиться итоги года, нужно будет платить налоги в рублях, то есть рубли будут нужны. И я надеюсь, что всё-таки стабилизация произойдёт, и этот кратковременный период вот такого бешеного роста курса доллара по отношению к рублю в целом не скажется совсем уж негативно на возможном будущем повышении цен.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Зовут меня Сергей. Сергей Михайлович – самый неуважаемый для меня политик. Вопрос такой…

    Ю. БУДКИН: Алло!

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Вопрос такой. Скажите, пожалуйста, вот как получилось? Вы называли Путина другом, потом бегали с белой повязкой – и потом после этого имеете совесть садиться рядом с Путиным.

    С. МИРОНОВ: Давайте мы вспомним по поводу, как вы сказали, белых повязок. Дело в том, что когда по результатам выборов 2011 года мы видели огромные фальсификации и нарушения и протестовали против этого – эта позиция у нас остаётся неизменной. Но когда те, кто называл себя «лидерами белоленточного движения» начали вместо реальных проблем решать проблемы несуществующие по принципу «Путина долой!», мы поняли, что это полная ерунда. И, кстати, давайте мы спросим сами себя: а где тот самый Координационный совет знаменитый, так пыжились, так избирали? Всё ушло в гудок в прямом смысле этого слова. Поэтому с этим движением мы расстались, коль скоро реальные протесты против действительно имеющих место нарушений сменились абсолютным политиканством. Поэтому здесь нет никакого противоречия, и мы продолжаем свой курс конструктивной парламентской оппозиции.

    Ю. БУДКИН: Слушаем вас. Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

    Ю. БУДКИН: Прошу.

    СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос к Сергею Михайловичу. При безоговорочной поддержке внешнего курса какие-то претензии к Правительству. Нет ли связи между решениями, принятыми по Новороссии, по Крыму, и ухудшением экономической ситуации и благосостояния народа?

    С. МИРОНОВ: Я считаю, что никакой связи нет. Дело в том, что если бы даже не было Крыма, я абсолютно убеждён, что Штаты придумали бы ещё какой-то повод по поводу оказания давления на Россию. Россия, с точки зрения Штатов, стала слишком сильной, слишком независимой и самостоятельной. Это не нравится. И коль скоро они получили по зубам в Сирии… А я напомню, что «принцип домино» осёкся именно на Сирии после Египта, после Ливии, после многих других стран, после Ирака. А в Сирии Россия заняла жёсткую позицию. И именно после Сирии возникла проблема на Украине. Как очень метко сказал недавно переизбранный руководитель Боливии Эво Моралес: «Единственная страна, в которой невозможен государственный переворот – это Соединённые Штаты Америки, потому что там нет американского посольства», – конец цитаты.

    Ю. БУДКИН: Сергей Миронов, лидер партии «Справедливая Россия», был сегодня в программе «Пиджаки». Сергей Михайлович, я благодарю вас. Спасибо!

    С. МИРОНОВ: Спасибо! До свидания!

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus