• 17:05 Ноя. 27, 2014

    В гостях

    Александр Дугин

    Лидер международного "Евразийского движения"

    Ю.БУДКИН: 27  ноября, четверг, 17.09. Радиостанция «Говорит Москва», 94,8 ФМ.Меня зовут Юрий Будкин. Добрый вечер. Программа «Пиджаки» Наш гость – Александр Дугин, лидер международного «Евразийского движения». Александр Гельевич, здравствуйте.
     
    А.ДУГИН: Здравствуйте.
     
    Ю.БУДКИН: Пиджак без пиджака. Об этой детали мы всегда говорим в начале программы. Вот из сегодняшних новостей есть такое сообщение: «Американская пресса выражает возмущение слишком пристальным по ее мнению со стороны России вниманием к беспорядкам в Фергюсоне». А с вашей точки зрения, что такое Фергюсон?
     
    А. ДУГИН: Я думаю, конечно, это просто сбой в функционировании американской системы, которая строится таким образом, что эти сбои возможны, что эти сбои заложены в саму эту модель. Они подавляются, подавляются довольно жестко. Потому что в Америке наряду с видимой вседозволенностью существует колоссально отточенный аппарат подавления, полиция мысли. Это вполне себе тоталитарное государство, тоталитарная система, где только вместо привычного нам исторически тоталитаризма коммунистического или нацистского, существует либеральная форма тоталитаризма.
    Либерализм  - это тоже идеология модерна, идеология просвещения, первая идеология, которая возникла раньше всех. И когда она боролась с коммунизмом и фашизмом, казалось, что либерализм – антитеза такого тоталитаризма, но когда он победила и то и другое, открылась его тоталитарная сущность. Поэтому Фергюсон, на самом деле, маленький и незначительный эпизод функционирования третьего тоталитаризма. В основе этого либерального расизма в 18-19 веке лежало представление о том, что белые европейские народы имеют право обращать в рабство не белые и не европейские народы, для того чтобы использовать их рабочую. Именно обосновывая тем, что они менее развиты и менее культурны.  После Гитлера, когда биологический расизм прибрел идеологозированную форму, так продолжать больше было нельзя. Потому что в свое время известная идея антрополога и эволюциониста Моргана была такова, что цивилизация -  белого цвета, варварство – желтого, а дикость – черного.  Но это просто применялось ко всем объяснениям колониальной политики.После Гитлера, после 45 года, эти расы отошли на задний план, а сама модель осталась – цивилизация, варварство и дикость. И на самом деле, неважно обозначается ли это правление белых в качестве такой расовой доминанты, либо подразумевается под словом «цивилизация», но либерализм точно такой же расистский как и был. То что происходит в Фергюсоне – это обыкновенный расизм, то есть обыкновенный либерализм.
     
    Ю.БУДКИН: Во-первых, вы говорите, что это обыкновенные вещи, следовательно, это было до, будет после и ничего особенного нет,а американские СМИ обращают внимание, что в наших СМИ слишком много об этом говорят, то есть видят за событиями в Фергюсоне что-то особенное. Это не так?
     
    А.ДУГИН: Смотрите, мы отвечаем на вмешательство Америки в наши внутренние дела, в дела наших соседей совершенно симметричным образом. Они обосновывая свой либеральный тоталитаризм тем, что они белый цивилизованный народ, который построил самую эффективную экономику, социальную систему, на этом основании они вмешиваются в дела варварских государств, к которым относится Россия, совершенно беспардонно, под эгидой прав человека, идеологии свободы общества, свободного обмена, транспарентности и так далее. То есть, по сути дела, сходные функции выполняли у них другие.
     
    Ю.БУДКИН: Тогда это информационная война.
     
    А.ДУГИН: В принципе, да. Просто я хочу сказать, что мы отвечаем. Мы говорим, чтоб посмотрели на себя. Если вы к нам лезете со своей пятой колонной, маршем мира, со своим «Эхо Москвы», ну посмотрите на себя, у вас у самих беспорядки. Это обмен любезностями.
     
    Ю.БУДКИН: Тогда получается, этому не стоит верить и надеяться на что-то. Многие ведь думают, когда слышат, что волна протеста охватила 37 из 50 штатов, арестованы сотни человек, масштабные демонстрации в Нью-Йорке, Бостоне, Чикаго и дальше идет большой список.
     
    А.ДУГИН:  Звучит отлично. Мне очень нравится.
     
    Ю.БУДКИН: Обама падет ведь так послушаешь...
     
    А.ДУГИН: Ну падет он. Итак уже не так долго осталось Обаме. Там два срока он досиживает. Мне кажется, смотрите какая ситуация, я не хочу сказать, что это все бессмысленно. Америка падет, как пал сатана, как пал дьявол, как падет либеральная система, как уничтожится эта сатанинская вавилонская цивилизация, которую они строят последние века, Запад строит. Конечно, падет. Когда падет? Когда-нибудь  точно падет. Сегодня является ли Фергюсон или сбой функционирования системы началом этого конца, я не могу вам сказать. Дело в том, что не надо преувеличивать эти события и ожидать от этого какого-то перста судьбы.  Нам надо, во-первых, вырвать с корнем современность из самих себя. Пока мы внутренне к созидательной альтернативе по отношению к либерализму и к тому курсу, который европейское человечество взяло лет 500 назад, а потом навязало всем остальным,  пока мы не совершим это фундаментальное изменение сознания внутри себя, ожидать, что просто чернокожие или бедное население разрушит Америку и Вавилон рухнет, как мне кажется, слишком наивно. Здесь есть духовная связь. Западный современный мир – это чума духа. Если мы не изживем это по-настоящему, если не осуществим преображение нашего сознания, просто так из-за механических сбоев в функционировании этой системы едва ли можно рассчитывать на избавление. Антихрист так просто не дается.
     
    Ю.БУДКИН: Это Александр Дугин. Можно писать смс, через Твиттер, можно звонить в прямой эфир. Смотрите, 724-й пишет: «На фоне санкций, на фоне того, что на нас давит Запад, мы хотим увидеть, что и мы на что-то давим».
     
    А.ДУГИН: Правильно. Но как мы давим? На что Фергюсон мы давим? Нет. Мы просто хватаемся за этот информационный повод, акцентируем на нем внимание. Делаем все абсолютно правильно. У меня никаких вопросов ни к нашему телевидению, ни к нашей политике.
     
    Ю.БУДКИН: Но они делают эти ударения среди нас с вами.
     
    А.ДУГИН: Дело в том, что не только среди нас. «Russia Today» вещает на разных языках тоже самое про Фергюсон. Конечно, это настоящая информационная война. А они берут кучку ублюдков из Марша мира или с Болотной площади, демонстрируют это как народное возмущение всего российского населения и вбивают это в головы в мире, для того, чтобы очернить нас.
     
    Ю.БУДКИН: Но «Russia Today» это же не «CNN».
     
    А.ДУГИН: Но тем не менее. В свое время Хилари Клинтон сказала, что мы проглядели даже это оружие. «Russia Today» подливает там масла в огонь.
     
    Ю.БУДКИН: Вы сейчас серьезно говорите, что «Russia Today» подливает масла?
     
    А.ДУГИН: Да. «Russia Today» молодец. Ее смотрят на Западе все люди, которые имеют альтернативную позицию. Она сейчас открывается на других разных языках. Мы молодцы.
     
    Ю.БУДКИН: Но подливать масла в огонь, значит, провоцировать.
     
    А.ДУГИН: Правильно. Надо провоцировать восстать население Америки снести это чертово омерзительное государство с лица земли, взорвать его изнутри, поднять все силы, которым там плохо живется для того, чтоб Америки не было.  Одновременно во всем мире начать крестовый поход против либералов. Это отличная идея. «Russia Today», конечно, это не «CNN», не «BBC», но это наш инструмент. Главное, чтоб правда звучала. Правда наша. А правда в том, что Америка должна пасть.
     
    Ю.БУДКИН: А если ее никто не услышит?
     
    А.ДУГИН: Как не услышит? Мы вещаем. Миллиард просмотров в YouТube. Ну не услышат, другой раз поднимется. Мы должны участвовать в этой войне. Ведь сказано в Евангелие: «Извращение должно прийти в этот мир, но горе тем, через кого оно придет». Может быть мы не сможем объяснить нашу правду.
     
    Ю.БУДКИН: Но входить в эту войну...
     
    А.ДУГИН: Конечно. Всегда надо воевать.
     
    Ю.БУДКИН: Секундочку, но ведь нужно оценивать.
     
    А.ДУГИН: Ничего не нужно оценивать. Надо воевать как Давид с Голиафом.  Конечно, Давид смотрел на Голиафа и думал: «Какое огромное, сильное, безумное существо. Он меня одним пальцем задавит». И он взял свою пращу, которая Голиафу была как плевок, бросил и убил Голиафа. Поэтому надо бороться надо. Смерть Америке. Смерть либерализму. Смерть этому омерзительному Вавилону. И бороться с этим надо от начала и до конца, даже если он нас уничтожит.
     
    Ю.БУДКИН: «Почему вы так ненавидите Штаты» - спрашивает 757-й.
     
    А.ДУГИН: А вы любите их?
    Ю.БУДКИН: Нет, секундочку, он ведь говорит от том, что кто-то и там думает так о нас. А их больше.
     
    А.ДУГИН: Ну и что. Во-первых, их меньше. У нас население с нашими евразийскими друзьями и партнерами по многополярному миру вообще большинство. Просто эта наглая группка фанатиков захватившая власть.
     
    Ю.БУДКИН: А их еще больше.
     
    А.ДУГИН: Ничего подобного. На самом деле, нас большинство.
     
    Ю.БУДКИН: А как вы считаете?
     
    А.ДУГИН: Я считаю: Китай, Индия, Бразилия, Россия. По БРИКС.
     
    Ю.БУДКИН: Но Китай  больше сотрудничает с Америкой.
     
    А.ДУГИН: Китай отстаивает свои собственные интересы. Китай идет к созданию своего собственного полиса.. Нельзя рассматривать Китай, как безоговорочно подчиняющийся Америке.
     
    Ю.БУДКИН: Но вы рассматриваете его как безоговорочного союзника.
     
    А.ДУГИН: Я считаю, что они союзники многополярного мира. Чем быстрее падет США, чем быстрее падет Вавилон, тем быстрее освободятся китайская, индийская, латиноамериканская  и российская цивилизации от этого кошмара. Я не ненавижу Америку, я убежден, что та цивилизация, которая воплощена в Америке, это цивилизация дьявола.  Это вопрос религиозной веры. И я вижу, что это отрицание нравственности, отрицание Христа, отрицание религии,  отрицание традиций, отрицание вообще естественного здорового человеческого начала. И это не случайно. Это часть плана, который действует в мировой истории. Начиналось это с Европы, потом перекинулось на Америку и сегодня это отождествилось с ней.
     
    Ю.БУДКИН: Бульбаш пишет: «Какой молодец. Полностью поддерживаю гостя». 809-й вообще уже отправляет вас в президенты. А вот Михаил через Твиттер пишет, что  Дугин бредит. Самые разные взгляды. Так, Сергей спрашивает: «Александр Гельевич, как вы оцениваете удачу или неудачу Путина на саммите G20?»
     
    А.ДУГИН: Я последнее время воздерживаюсь от комментариев относительно президента по такой простой причине, что все альтернативы, которые есть и выдвигаются, вся критика в адрес президента  звучит она исходит от тех инстанций, от тех политических сил, которые намного хуже и все. Но при этом есть много вещей, которые я одобрять, восхвалять или поддерживать просто не могу. Соответственно, если я ничего не могу сказать ни против, ни за, то я просто воздержусь от любых высказываний.
     
    Ю.БУДКИН: Хорошо. 698-й возвращает к Америке: «Ну хорошо, после смерти Америки, что будет счастье? Оно само по себе наступит?».
     
    А.ДУГИН: Понимаете, смерть Америки просто так не придет. Америку надо уничтожить нам. Это как зло. Зло само не уходит. Необходимо осуществить борьбу с ним. Необходимо его победить. Для этого оно и есть. Оно существует как испытание, как соблазн, как враг, как преграда, которую надо преодолеть. Значение слова «сатана» -  преграда. Поэтому, на самом деле, Америка как государство  - это лишь, если угодно, историческое воплощение зла. Зло гораздо глубже. Оно в нашем обществе, в истории в мировой. И его преодоление – это задача человечества. Поэтому нельзя рассматривать, что Америка сама возникла и сама рухнет. Америку надо разрушить. Я подчеркиваю, что это некое волевое действие, которое надо совершить каждому порядочному человеку на земле.
     
    Ю.БУДКИН: Емеля пишет: «Представим, Россия вдруг победила Америку, победила Запад. И вот, она лидер. Лидер и образец для подражания. Что мы коррупцию, ложь и кумовство будем предлагать?».
     
    А.ДУГИН: Мы никогда не победим Америку, если сохраним у себя коррупцию, ложь, кумовство,либерализм, модернизацию и все те отбросы эпохи просвещения, которыми до сих пор напичкано наше сознание, и которые мы проматываем. На самом деле, Россия есть оплот духовной цивилизации. Центр наш, ядро наше, ось наша в духе, в верности Христу, в нашем православии, которое  мы приняли, в истоках нашей государственности и в защите этой духовной идентичности любыми средствами. Поэтому мы просто так «на дурачка» Америку никогда не увидим поверженой, только если мы возродимся, только если мы обновимся, только если мы встанем на защиту нашей глубинной духовной идентичности не по националистическим мотивам, а исходя из нашей верности, из нашего предназначения, из нашей духовной русской православной миссии, только в этом случае Америка падет, и тогда это будет совсем другая Россия.
     
    Ю.БУДКИН: Ну смотрите какие у нас проблемы получается. С духовностью, - пишет Юрий – в Америке и Европе побольше, чем у нас. У них храмы за средства прихожан строят, а у нас за счет государства. Конопель тут же: «Американцы одна из самых верующих наций на свете. Зачем Дугин так говорит?». И еще Юрий: « мы вообще православие не принимали. Нам его навязали».  У нас даже на это, оказывается, нет единого взгляда.
     
    А.ДУГИН: У нас взгляда вообще нет единого, но это совершенно неважно, потому что наша культура за последние 100 лет как минимум, а гораздо еще и больше выкорчевывала из нас нашу собственную идентичность. Поэтому тот развал, который царит в умах, в сердцах, в сознании нашего общества, в образовании и в культуре, он, конечно, и приводит этой разноголосице, к этому гипнозу со стороны и СМИ и так далее. Мы теряем свою собственную идентичность. Что касается религиозного настроя Европы и Америки, ну посмотрите на гей-парады, посмотрите на законы, которые принимаются в этих странах, посмотрите на легализацию садомского греха. Это чистая апостасия. То что представляет собой религия и религиозные институты запада, это уже к религии не имеет никакого отношения. Они идут полностью на компромис, на сделку с князем мира сего. Они предают свои древние устои.
     
    Ю.БУДКИН: А Ватикан?
     
     
    А.ДВУГИН: Практически все там. Что англикане, которые ставят женское священство, что протестанты, у которых от религии вообще ничего не осталось. Ватикан еще пытается сохранить какую-то  формальную связь с традицией, а уж остальные деноминации и направления Запада, они давно уже утратили всякую связь с настоящим христианством, с настоящей религией, с настоящей традицией. На самом деле, там существует симулятор. Симулятор религии. И по большому счету, общество не просто антирелигиозное, оно становится все более открыто сатанинским. Посмотрите на культуру, искусство.
     
    Ю.БУДКИН: Ну смотрите, у них нельзя, как говорят, бить ребенка, а у нас можно.
     
    А.ДУГИН: Тогда получается так, что ребенок вместо того, чтоб быть наказанным за проступки, должен быть поощрен за эти проступки. Так мы никого не воспитаем. Я никогда не наказывал своих детей. Кстати, очень жалею. У меня не хватало времени и сил. Они без должного может почитания и уважения к родителям и выросли. Надо как-то быть жестче. Надо вбивать в наше поколение некоторые нравственные, религиозные и социальные устои, если не действуют слова. При этом не сторонник трогать детишек без повода. Я сам вообще пальцем никого стараюсь не трогать, никогда не трогал, очень миролюбивый человек. И тем не менее, я считаю, что если брать какой-то отдельный критерий, там кто-то кого-то наказывает, зато усыновляют гомосексуальные семьи детей.
     
    Ю.БУДКИН: А у нас вообще не усыновляют.  Говорят, многие дети остаются без родителей.
     
    А.ДУГИН: Какие-то дети остаются без родителей, каких-то усыновляют. Как же не усыновляют? Усыновляют. Наши люди берут себе в семью брошеных детей. Хотелось бы, чтобы их брали больше.
     
    Ю.БУДКИН: Ну больных предпочитают не брать.
     
    А.ДУГИН: Вы знаете, есть люди, которые берут и больных детей. Сердце человека – это загадка. Мы думаем, что человек так вот уж социально обозначен, а он может быть и пожил какую-то неправедную жизнь, а потом раз взял себе больного ребенка, построил храм, сделал что-то очень хорошее. У человека всегда есть возможность покаяния. Я даже думаю, что и у Запада есть возможность покаяния. Но тот тренд культурный, исторический, социально-политический, который взял Запад – это помешательство. Я вижу, что Запад находится в состоянии одержимости.
     
    Ю.БУДКИН: Но на Западе говорят, что это у нас одержимость.
     
    А.ДУГИН: Ну правильно, потому что бесноватый видит в здоровом, хотя не хочу сказать, что мы здоровы, мы просто менее больны.
     
    Ю.БУДКИН: Но кто врач?
     
    А.ДУГИН: Христос врач. Единственный врач. Нет никакой человеческой инстанции, которая могла бы подменить собой Бога. Для нас русских православных людей один врач, одна истина и один путь – это Господь наш Иисус Христос.
     
    Ю.БУДКИН: Но тогда у разных людей есть возможность по-разному трактовать эти рецепты.
     
    А.ДУГИН: Вы знаете, это протестантская идея о том, как надо трактовать религию. В православии совершенно другой подход. Религию надо трактовать так, как говорит православное предание, как говорит православная церковь, как гласит святоотеческая литература. У нас, конечно, каждый человек может понимать в меру своих возможностей, но за пояснением к этому он обращается не к своему сознанию и разуму, а обращается к священнику, к наставнику, к святоотеческой литературе, к традиции.  Поэтому путь и истина – это Христос, врач – Христос. А как нам придти к этому? Через нашу православную традицию. Мне кажется, пора оставить уже теории, идеологии правые и левые, которые в большей или меньшей степени объясняют нам, что является критерием. На самом деле, пора возвращаться к нашим истокам и вере. Потому что мы русские были созданы в православии. Мы как народ, как культура, как цивилизация, как государство состоялись в тени православия. Конечно, у нас была и более древняя история. Конечно, индоевропейские корни у нас живы, и они были вобраны и включены в православную традицию. Посмотрите на наши обычаи, обряды, праздники и так далее. Но без этого внутреннего ядра нам не выжить. Только возвращение к своему центру, к своему тайному человеку, внутреннему русскому человеку, к русской православной идентичности и православной церкви спасет нас в это критический и страшный период последних испытаний.
     
    Ю.БУДКИН: Юрий спрашивает: «Почему именно православная. Мол, Иисус про православие ничего не говорил. А вот торгашей, которые сейчас засели в храмах он наоборот, как помнится, гонял».
     
    А.ДУГИН: Ну пойдите к батюшке и задайте этот вопрос. Что я буду объяснять. На самом деле, невежеством полно наше общество. Оно требует очень вежливого отношения. Я знаком с отцом Владимиром Цветковым. Замечательный человек. Он отвечает на любые вопросы и  самые идиотские спокойно и с любовью, но для этого надо быть таким ангелом, как некоторые наши священники, которые готовы объяснять с самого начала любому человеку, спокойно выслушивать ту ахинею, которую он несет, сердечно его прощать и поддерживать. Я не священник. Я преподаватель, интеллектуал, философ.
     
    Ю.БУДКИН: Полминуты. Коротко и аккуратно вы ответите одному из наших слушателей и мы уйдем на новости. «Христос в отличие от вас никого не призывал к войне» - пишет 208-й.
     
    А.ДУГИН: Сказал: « Не мир я принес, но меч». Пусть читает Евангелие.
     
    Ю. БУДКИН: Программа «Пиджаки». Александр Дугин, лидер международного «Евразийского движения».  Прямо сейчас 17:31, на очереди новости, потом реклама, а потом продолжим.
     
    НОВОСТИ
     
    Ю. БУДКИН: Мы продолжаем программу «Пиджаки». Радио «Говорит Москва». Я – Юрий Будкин. Наш гость –  Александр Дугин, лидер международного «Евразийского движения».Телефон прямого эфира – 73-73-948 (495-й код). Можно через SMS писать ваши вопросы, можно через сайт govoritmoskva.ru, можно через «Twitter» пользователю govoritmsk.
    Про ценности мы с вами довольно много говорили до новостей. И вот сегодня как раз новость была такая, что армянский традиционный хлеб «Лаваш» включили в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. А если посмотреть в этот список, наших ценностней нет. А что могло бы быть?
     
    А.ДУГИН: Сегодня международные организации как правило ориентируются на ту модель и на те критерии, которые диктует Запад, претендующий на универсальность собственных ценностей в их сегодняшнем издании. Это влияет на ЮНЕСКО и на многие решения других международных культурных организаций, поэтому спорить  подобного рода инстанциями, на мой взгляд, просто бесполезно. Если считать, что у русских никаких подобных ценностей...
     
    Ю.БУДКИН: Важно понять, что русские считают такими ценностями.
     
    А.ДУГИН: Надо понять, что является этими ценностями. Потом научить в первую очередь русских, чтоб они знали, кто они такие и что они представляют, какую культуру, какова их идентичность, а потом уже, чтоб ЮНЕСКО принял наши какие-то формы.
     
    Ю.БУДКИН: Даже в другом смысле, ведь мы должны наверное думать, когда мы определяем собственные культурные ценности, насколько эти можно распространять. Нет?
     
    А.ДУГИН: Не обязательно. На самом деле, эти ценности существуют для тех, кто ими живет, кто их так высоко оценивает. И если другие с этим согласны - это прекрасно, они признают эти ценности, но если они с этим не согласны -  они тоже молодицы, потому что у них есть другие ценности. Поэтому в отношении ценностей не может быть иерархии, не может быть критериев. Нельзя сказать, что вот мы знаем какие истинные ценности, а вы, мол, не знаете, принимайте наши. Как только мы выступаем с подобных позиций, начинается расизм. Как в случае с Западом, как и в случае с либералами, как в случае с универсалистами, глобалистами, американским империализмом и так далее. Россия, будучи империей, никогда не стремилась навязать всем свои ценности  всем остальным. Она предлагала их. Кто-то их принимал, кто-то нет.
     
    Ю.БУДКИН: Россия предлагает ценности, а не навязывает?
     
    А.ДУГИН: Смотря какая. Наша империя предлагает, а Западная империя навязывает. Это большая разница. Потому что у нас нет колоний, а были провинции, а у них в основном империи строились через колонии. Разница между колонией и провинцией такова: когда империя ставит в захват ту или иную территорию, то она либо интегрирует эту территорию на тех же самых правах, как Римская империя, по сути дела расширяя права метрополии на все остальные земли вплоть до Каракалы, императора, который гарантировал  всем жителям Римской империи гражданство Римской империи, так вот империя интегрирует себе те территории, на которыми устанавливает контроль. А империя Западная никогда не интегрирует эти территории, рассматривает их как колонии, вытаскивает из них все то, что ей представляется важным, а местное население считает за рабов.  Так вот Российская империя традиционно давала тем народам, которые присоединяла к себе больше, чем от них брала. А это абсолютно разные принципы. Вот это есть высшая ценность. Русская ценность – это вот такое понимание, римское понимание империи. Не случайно мы зовемся Москвой – Третьим Римом. Это одна из наших ценностей. И вот экспорт  ее, в принципе, я не против. Вот, что ЮНЕСКО должно признать, на мой взгляд, ценностью. Ценность Римской империи.
     
    Ю.БУДКИН: Оно признает то, что мы предложим.
     
    А.ДУГИН: Вот надо и предложить признать ценностью – Москва – Третий Рим, идею трансляции империи, идею возрождения римского подхода, когда стратегическое объединение государства сохраняет множество культур внутри.
     
    Ю.БУДКИН: Они говорят: « В это стране эпос, в этой стране танец». А мы говорим, что у нас Третий Рим.
     
    А.ДУГИН: Вот это будет очень правильно. А внутри этого Третьего Рима и эпос, и танец, и Достоевский, и технологии, все внутри Третьего Рима.  Нас, конечно, хотят уничтожить, а потом признать наш танец. Конечно, армяне молодцы. Почему они молодцы, потому что они часть нашей империи, часть нашей культуры. И тогда они свободно танцуют, изобретают, кстати, высокотехнологичные проэкты, пекут хлеб «Лаваш». Это прекрасная вещь. Это часть нашего евразийского наследия. И  я к этому отношусь с огромным почтением, но не будет нашей империи, если от нас останутся валенки, ватники,танец, даже какой-нибудь балет...
     
    Ю.БУДКИН: Так все-таки валенки, ватники?
     
    А.ДУГИН: Если от нас останется фрагмент, какой бы он не был, даже если балет останется, а не ватники и валенки, все равно это будет позор. Самая главная наша ценность это свобода и независимость православного мощного суверенного государства. Вот ценность. Пусть признает ЮНЕСКО ценность Третьего Рима.
     
    Ю.БУДКИН: Одно дело, когда китайцы говорят: « Вот наши ценности: техника ксилографии, каллиграфия. Мы умеем бумагу вырезать». А мы говорим: « А у нас Третий Рим».
     
    А.ДУГИН: Дело в том, что если бы Китай утратил бы свою собственную политическую независимость, то серединную империю, поднебесное царство, то этой каллиграфии, этих тонких вещей просто никогда не было бы. Они бы были просто отобраны, разобраны и исчезли. Может по-настоящему сохранять свои культурные значения и ценности, только то общество, которое способно отстоять его от покушений из вне. Поэтому империя и для китайцев, и для нас, и для мусульман в их государствах, и для всех вообще приличных народов является высшей и абсолютной ценностью, внутри которой можно печь лаваш, можно занимать каллиграфией, можно иметь своего Достоевского. Кстати, мы к своим гениям относимся просто безобразно. Во-первых, мы их мучим, потом в них плюем, потом посылаем разного рода инвективы, а когда он умирает, мы говорим: « вот какой у нас человек. Его весь мир читает». Достоевский действительно величайший человек. Пророк.
     
    Ю.БУДКИН: Но сначала умер.
     
    А.ДУГИН: Еще вначале его надо было всяческим образом преследовать, унижать, издеваться над ним в течение всей жизни, а потом признать. Но это даже неважно, потому что мы христиане и понимаем, что это страдание. Это даже несправедливое гонение имеет свою внутреннюю ценность. Для нас, кстати, ценность нагорной проповеди -  «блаженны нищие духом».
     
    Ю.БУДКИН: Вы говорит для нас. А сколько нас в российском обществе? Кто придерживается этого?
     
    А.ДУГИН: Нас – все.   На самом деле, наше ядро,  оно неизменно. Есть такое понятие греческое – холос. В слове katholikos, то что мы переводим как «соборный», оно тоже присутствует. Вот соборность русская, это означает по-гречески  καθ'  (ката) и ὅλος( холос) - под образом единства. И вот мы не просто собираем всех, которые есть, а мы восстанавливаем единство русского человека, когда становимся церковными.  Так вот, сколько нас, являемся ли мы отдельной группкой индивидуумов или частью общества, мы – это все. Когда я говорю в данном случае «мы», я имею ввиду русский народ, русский дух.
     
    Ю.БУДКИН: А те, кто не снами, то против нас.
     
    А.ДУГИН: Те тоже с нами. Даже те, кто не с нами, те тоже с нами. Они просто этого еще не знают. Именно в этом значение «холоса», в этом значение всеобщего. Мы не исключаем, мы не говорим, что мы хорошие, а кто-то плохой. Задача русского духа: втянуть в себя, открыть истину, добро и справедливость всему человечеству. Но кто-то видит наш свет, слышит наш голос, кто-то понимает, что сквозь нас  говорит Бог, то принимает это и становится  русским, а тот, кто нет, то еще пока не понял.
     
    Ю.БУДКИН: То ли еще пока не понял, то ли еще прока не снами. Последние новости вы ведь слышали, да? Евразийский союз, президент Лукашенко крайне резко реагирует на то, что Россия резко ограничивает поставки белорусского продовольствия, в Казахстане говорят, что они перестанут поставлять в Россию электроэнергию, потому что Россия возводит определенные границы для тех, кто из Казахстана пытается продавать сюда электроэнергию. Вот это наше будущее? Они с нами? Они не поняли?
     
    А.ДУГИН: Они с нами. Они что-то поняли, что-то нет. А что-то мы и сами не поняли. Так вот Евразийский союз надо строить сверху с идеи.
     
    Ю.БУДКИН: Через голову Лукашенко и Назарбаева?
     
    А.ДУГИН: Подождите, вот европейцы пытались построить Европейский союз снизу с экономикой, с общими интересами. И сейчас Евросоюз трещит по швам. Мы начали Евразийский союз. Вначале Путин правильную идею высказал, что мы будем строить Евразийский союз без экономического понятия, но как раз под давлением Лукашенко, Назарбаева, которые видят эту ситуацию более прагматично, мы ввели туда понятие «экономический союз».  Как только мы спустились с этого исторического горизонта необходимости воссоздания единства евразийской культуры и цивилизации, творения полиса многополярного мира, как только мы спустились с этой духовной миссии на более практические вещи, гораздо больше нас  стало разделять, чем объединять. Ни в коем случае нельзя строить единство и объединение на каких-то прагматичных, частных, приходящих, рациональных, материальных интересах.
     
    Ю.БУДКИН: Но пока экономические границы, говорят они, возводят именно в России.
     
     
    А.ДУГИН: Потому что Россия, по большому счету, к этой интеграции нравственно и морально не готова. Путин делает правильные шаги. Но он сам, может быть у него не доходят руки, либо его окружение игнорирует эти темы. Но по крайней мере объяснение евразийской идеи даже до элит не доведено. Почему мы создаем Евразийский союз? Что такое Евразийская идея? Вы спросите у любого чиновника, который занимается евразийской интеграцией. Он скорчит такую сардоническую усмешку.
     
    Ю.БУДКИН: «Как Евросоюз, чтоб границ экономических не было»- скажет он.
     
    А.ДУГИН: Хоть это бы услышать. В основном люди, которые занимаются евразийской интеграцией вообще не заинтересованы сами ни морально, ни этически. Им дали приказ, они делают это, но это подчас идет даже против их понимания. Потому что им гораздо проще мыслить в категориях национального эгоизма в том числе и в экономике. Поэтому начинать Евразийский союз надо с идеи. Это очень высокая вещь – миссия.
     
    Ю.БУДКИН: Слушайте, мы не можем свою национальную идею никак сформулировать.
     
    А.ДУГИН: А это одно с другим связано. Потому что наша национальная идея без
    евразийской идеи не может быть адекватно установлена. Но выдумай какой-нибудь национализм, которому тут же ужаснемся и от него же и откажемся, если будем мыслить Россию в категориях Российской Федерации.
     
    Ю.БУДКИН: Тогда Евразийский союз надо откладывать.
     
    А.ДУГИН: Нет, ни в коем случае. Евразийский союз и есть наша национальная идея. Это воссоздание великой Евразийской империи.
     
    Ю.БУДКИН: Но мы распугаем. Лукашенко реагирует крайне резко, Назарбаев реагирует крайне резко.
     
    А.ДУГИН: Я вот знаю Назарбаева. Дело в том, что это человек настолько уже намучился с предложениями о Евразийском союзе. Он такое слышал от Москвы. Постоянно оказывался в положении какого-то объекта интеграции и не интеграции. Надо научиться, что мы имеем дело не с подчиненными, не с вассалами в лице Лукашенко, и Назарбаева, и армян, которые примкнули к союзу, а с друзьями и с братьями. Надо строить братский Евразийский союз. Надо понимать их идентичность. Для этого надо понимать свою идентичность.
     
    Ю.БУДКИН: Как можно быть братьями, если на сто миллионов, а их намного меньше?
     
    А.ДУГИН: Ну и что. Братья бывают маленькие и взрослые, бывают богатые и бедные, но мы все равно братья.
     
    Ю.БУДКИН: Тогда будет неравенство.
     
    А.ДУГИН: Что значит неравенство? Но как можно сделать равенство? Как можно пожилого человека уравнять с младенцем? И тем не менее, в семье живут и те и те. Здесь очень важно, что старший брат это не просто возможность управлять и помыкать средним и младшим, это ответственность, которую старший, например, более богатый и сильный, берет за всех остальных. Вот это отношение к братьям должно превалировать в Евразийском союзе. А братство и семья требует исторической перспективы, это требует некого духовного общего зерна, именно разговора и дискуссии о ценности. А для этого мы сами должны вернуться к самим себе. Мы хотим привлечь в союз, смысла которого сами россияне не понимаю, те народы, которые понимают его, может быть, еще меньше. Это в первую очередь надо нам, хотя и им тоже. Вот нам это надо объяснить себе, понять самим, и потом дружески, нежно и по-братски объяснить это другим.
     
    Ю.БУДКИН: Александр Дугин, лидер международного «Евразийского движения». Мы близимся к финалу программы, поэтому голосование. Вы на стороне Александа Дугина 134-21-35, вы не готовы согласиться с большинством тезисов, которые сегодня здесь описывал Александр Дугин, тогда 134-21-36. Голосование пошло. И ваши звонки по телефону 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.
     
    Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос и замечание. Значит, сначала замечание, что в общем, все мысли, которые высказал ваш уважаемый гость, они сосредоточены, с моей точки зрения, в двух поговорках – когда мы едины, мы непобедимы и со своим уставом не ходят в чужой монастырь. А вопрос заключается в том, что когда примешивается экономическая составляющая к идее интеграции, то встает вопрос о том, что лучше –соревнование или конкуренция?Так как один из принципов конкуренции – сделать противнику хуже, чтобы твое положение улучшилось. В СССР была достаточно сильная экономическая интеграция и пропагандировался постулат соревновательности в экономке и еще в чем-то.  А сейчас пропагандируется конкуренция. То есть съешь конкурента.
     
    Ю.БУДКИН: Соревнование и конкуренция. Насколько понимаю, в этом вопрос. В чем разница?
     
    А.ДУГИН: Дело в том, что в принципе это верно, потому что либерализм предполагает, что каждый преследует свой собственный индивидуальный интерес, в то время как для русского человека и для русской этики как раз, хозяйственной этики, социальной этики характерен солидарный труд. Когда косцы выходят на поле, они не думают, кто больше накосит, а как бы им вместе это поле скосить. Вот этот совместный общинный труд составляет глубочайшую внутреннюю идентичность русского народа. Наш народ солидарный и целостный. На самом деле, к конкуренции и давлению с атомарным фактором относится с непониманием. И либерализм пытается разрушить наш народ, пытается нам вручить индивидуальную идентичность, которая нам чужда. Тем самым, в каком-то смысле, конечно, некоторые люди, как правило этнически не русские, хотя на самом деле, все равно, кто они,и  с помощью этого либерального индивидуального принципа аккумулируют огромные богатства, а остальной народ просто не склонен к такому стилю хозяйствования, к такой этике, которая привычна для Запада, но для нас является совершенно противоестественной. Они, конечно, теряют. Поэтому этот этический вопрос к мотивации труда, на самом деле, имеет огромное значение. И если мы будем строить общество, которое должно быть русским, то оно должно быть справедливым, скорее на солидарности, общности, иногда на дружеском соревновании, а не на жесткой конкуренции индивидуумов.
     
    Ю.БУДКИН: Это Александр Дугин. По итогам программы вы на его стороне – 134-21-35, вы с ним не согласны, тогда – 134-21-36. Оба телефонных номера набирайте в 495 коде. И мы продолжаем. Тут 137-й очень просит, чтоб вы высказали свое мнение о деятельности Виталия Милонова.
     
    А.ДУГИН: Вы знаете, я не слежу за нашими современными политическими фигурами. Честно говоря, даже не знаю кто это.
     
    Ю.БУДКИН: 73-73-948 – телефон прямого эфира. Слушаем вас. Здравствуйте.
     
    Слушатель: Добрый вечер, Юрий. Александр Гельевич, согласен с вами, но вы не упомянули про Украину. Это наша боль. Там был построен первый храм.
     
    А.ДУГИН: Я понял вопрос. Просто здесь мы говорили про Евразийский союз. Конечно, Украина наша боль. Конечно, это часть нашего мира.  Конечно, Украина часть единого русского, славянского, православного пространства. Другое дело, что в тех государственных границах, я много раз об этом говорил, которые сложились, увы, после 91-го года, когда вообще произошла катастрофа распада единого государства, я к СССР, быть может, не испытываю  идеологически больших симпатий, но это же не просто совокупность отдельных национальных государств, которые сошлись, а потом разошлись, это продолжение единой России. Части ее были условно поделены на районы и потом, когда произошла  трагедия распада, мы не просто потеряли Украину, а создали совершенно новое государство из двух народов. И оба этих народа очень близки нам. Оба народа славянские, оба с доминантой в православие, но один народ просто наш – это население левобережья, там Одесса, включая Крым, Великороссия представляет собой особый анклав внутри этого русского мира, и существует еще Западная Украина, самостоятельная и самобытная - это отдельный славянский, кстати, в значительной степени православный анклав. С ними сложнее, потому что они жили много веков в другой государственности.  Поэтому говорить о том, что вся Украина так уж естественно могла быть интегрирована и включена в наш русский мир сложно. Но тот факт, что там существуют общая история и корни, хотя мы разошлись довольно давно.
     
    Ю.БУДКИН: Сейчас мы не разошлись еще больше?
     
    А.ДУГИН: Споры Галицких князей и Волынских князей с Владимирскими князьями уже прочертили ту линию, которая сейчас происходит на линии фронта на Донбассе. Это очень древняя история. У нас были общие корни, у нас было очень много различий. Но тем не менее, территория от Одессы до Харькова – это часть той большой России, той Восточной, если угодно, Руси, основная территория которой сейчас находится, конечно в пространстве РФ. Поэтому Украина, она вся нам родная: и Западная и Восточная. И Западная вся несмотря на то, что там сейчас происходит. Исторически это наши корни. Я полностью согласен со звонившим, что это очевидный факт, что Киев первая наша духовная и политическая столица. Мы родом из Киевской Руси все.Поэтому это забывать ни в коем случае нельзя. Надо возвращать и думать о том, что рано или поздно мы будем вместе, но сейчас надо просто спасти, на мой взгляд, поэтапно спасти жителей Новороссии от Одессы до Харькова от геноцида, который там идет, а дальше думать о том, как нам выстроить братские прекрасные отношения с остальной Украиной.
     
    Ю.БУДКИН: Но нам же договорится придется. Смотрите, вот 960-й, например, хочет, чтоб мы вступили в спор. «Вы сказали косцы, а надо говорить косари» - утверждает 960-й. И очень часто мы ведь как раз тонем в подобного рода спорах. Нет?
     
    А.ДУГИН: Есть две разных формы.
     
    Ю.БУДКИН: Нет, в русском языке можно говорить и так и так, но 960-й уверен в своей правоте.
     
    А.ДУГИН: И он прав. В данном случае я не сторонник эксклюзивных споров. Я сторонник инклюзивных споров, то есть соревнования. Один говорит -  косцы, а другой -  косари. Мы согласны относительно того, что косить лучше вместе. А косцы или косари, я готов спорить в ходе общей работы на благо великой России.
     
    Ю.БУДКИН: «Начнем косить» - говорит Александр Дугин, лидер международного «Евразийского движения». По итогам программы на его стороне 66% , 34% несогласных. Это была программа «Пиджаки». Я благодарю вас. Спасибо.
    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus