• 11:05 Дек. 31, 2014

    В гостях

    Алексей Ягудин

    Российский фигурист, олимпийский чемпион

    Е. ЗВЯГИНЦЕВА:  Это программа «Бла-бландинки» на 94.8 ФМ.С вами Ольга Данилевич!

    О. ДАНИЛЕВИЧ: И Катерина Звягинцева.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: В гостях у нас в это праздничный день, между прочим, Алексей Ягудин, наш олимпийский чемпион.

    А.ЯГУДИН: Да, как-то неожиданно, что прямо вот в канун Нового года, когда буквально какое-то волшебство должно происходить вокруг, я у вас в студии. И всем нашим дорогим радиослушателям привет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Чем запомнился вам уходящий год? Наверное, надо итоги какие-то подводить?

    А.ЯГУДИН: Я  отношусь к той когорте людей, которая  не любит подводить итоги, потому что всегда можно, когда прошел день, подвести черту и сказать, что вот здесь повезло больше, здесь нет, а над этим мы работали, вот это получилось, это нет. Для меня лично, что будущий 2015 год, что просто завтрашний день может принести массу сюрпризов и хочется не подводить итоги, а наоборот не думать о том, что было, а самое главное просто предсказывать то, что может случиться буквально в какие-то считанные секунды.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Такое ощущение, что вы ждете чего-то волшебного.

    А.ЯГУДИН: Да, потому что у меня Новый год – это самый великий праздник, который может случаться у нашего человечества. Например, для моей жены  Новый год связан с горой грязной посуды, с выпившими гостями, нужно за считанные часы обежать магазины, потому что наша семья никогда не готовится заранее к тому или иному празднику. Тем более, в канун Нового года у нас постоянно проходят «Новогодние елки» и сейчас проходят в Санкт-Петербурге во дворце спорта «Юбилейный». Это замечательный   новогодний праздник для детишек, спектакль называется «Мамы».  И вот после «елки» мы бежим в магазин, чтобы успеть нарезать картошку, огурцы, помидоры, конечно же, стандарт для Нового года: апельсины, мандарины, оливье, шампанское, бенгальские огни. И помню, вот лет так 10-15 назад писали какие-то записочки и их нужно было сжечь и запить шампанским.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Я так делаю каждый год. Давлюсь этой бумажкой, она не догорает, но думаю, что желание же загадано, выпиваю до конца.  Все сбывается.

    А.ЯГУДИН: Ну, во всяком случае, для меня Новый год самый праздничный праздник, а для моей жены самое главное День рождения. И вот в ее День рождения в ноябре я пытаюсь как-то огородить себя как-то от многочисленных дел и побыть в этот день рядом с ней, а вот Новый год это как раз мой праздник.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Какие сюрпризы вы друг другу устраиваете? Ей что на День рождения дарите?

    А.ЯГУДИН: Ну, я не тот человек, который будет специально делать какой-то сюрприз для любящей женщины именно в День рождения.  В этот день хочется как-то побольше спокойствия без каких-либо сюрпризов. Я считаю, что можно все 365 дней в году сделать таким образом, чтобы, например, ее День рождения чередовался с моим Новым годом. И придумывать в любой самый мрачный день что-нибудь такое, чтоб на нашем жизненном пути появились лучики солнца. И неважно второе это ноября или нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Да вы романтик!

    А.ЯГУДИН: Нет, но я знаю, что без этого нам не прожить.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: О романтике, о семье вашей мы поговорим чуть попозже, сейчас все-таки о вас в большей степени.  Чуть больше двух лет назад вы сказали, что Алексей Ягудин это кроме фигуриста  еще и человек, который ищет себе новую профессию. Вы ее нашли?

    А.ЯГУДИН:  Новую профессию ищут, наверное, не только жители нашей Родины, но вообще, жители нашей планеты, если они довольны той профессией, которая у них существует или у них нет пока профессии. Вот у меня профессия есть, и,конечно же, на первом месте, приоритет всегда будет отдан фигурному катанию и всему, что с ним связано. Но поскольку это спорт уже не высших достижений и олимпийских пьедесталов, а все-таки это профессиональный спорт, спорт на грани с шоу-бизнесом, с такими мини-спектаклями и с шоу-программами, которые мы делаем не только для взрослого зрителя, но и для молодежи, так вот это все есть, но рано или поздно закончится, ведь мы не молодеем.  Поэтому все-таки я люблю больше Новый год, а не тот день, когда тебе стукнуло и еще одну цифру прибавило. Рано или поздно бизнес под названием «фигурное катание» закончится и затем будет стоять тот же самый вопрос, который я поставил себе несколько лет  назад. А что будет дальше? Чем же мне будет будет интересно заниматься в будущем?  Так вот не то, чтобы я в процессе, но, мне кажется, что я иду по длинному коридору и нахожу эту дверь и за ней солнечный свет. Это, наверное, более творческое направление связанное с телевидением и ведением.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вы свой театр не хотите создать? Мы же знаем, что у вас есть опыт актерства.

    А.ЯГУДИН: Да, на данный момент я сыграл уже в четырех спектаклях. Не так давно ездил на съемки фильма «Одной левой» Михаила Галустяна. Он выйдет в прокат только в далеком будущем. Но есть предложения как в театре, так и в кино. Это здорово, потому что есть то, что подпитывает тебя. Мы же живем и должны развиваться и идти вперед, постоянно что-то впитывать новое. Я считаю, что вся наша жизнь как дополнительная жидкость для нас, а мы как губки. Если мы хотим жить дальше и наслаждаться жизнью, то должны скрючиваться, чтоб потом раскрывать крылья и впитывать всю информацию, которая нас окружает.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Алексей, в театре в 2008 году вы сыграли главу государства в спектакле «Каникулы президента». Вам сложно было вжиться в этот образ?

    А.ЯГУДИН: Ну, я бы сказал, что мы образно сыграли на тот момент президента. Спектакль был в стихах и был самым первым для меня. Конечно же, было очень сложно, но мы это преодолели. Когда мы играли на сцене, абсолютно не было никаких мыслей о том, чтобы пытаться провести какие-то параллели между президентом нашей страны и моим героем, потому что настолько волнение задавливало все другие эмоции, что самое главное было доиграть.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но образ сдержанного президента у вас получился.

    А.ЯГУДИН: Сдержанного точно получился.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вашему герою там задают вопрос: «Когда с колен подымится Россия?»  Как на него ответил бы сам Алексей Ягудин?

    А.ЯГУДИН: На данный момент я бы ответил так: мы уже давно поднялись с колен и теперь можем только поднимать все выше и выше гордую голову, потому что мы настолько сильны на мировой и политической арене, что нам подниматься уже не нужно. Главное, чтобы к нам проявляли какое-то уважение, а не к тем странам, которые сейчас находятся на коленях.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА:  Сейчас очень популярно слово «санкции». Их введение как-то повлияло на вас? На общение с коллегами?

    А.ЯГУДИН: Каждый день в нашей жизни какие-то новые тенденции. Посмотрите, буквально год назад у нас была иная тенденция, например: инновационный подход, Сколково. Сегодня слышал выражение своих друзей о той моде, которая  сейчас настигает жителей страны. Такой немного сдержанный стиль, темные тона, хотя год назад это были какие-то наоборот яркие образы. Все меняется. Теперь, видите, слова, которые мы повторяем вновь и вновь – это «санкции». На отношения с моими друзьями это никак не повлияло, тем более у меня не осталось  людей, с которыми я общаюсь из США. Я больше связан с людьми с Украины, но здесь был такой поворот, когда наши мнения по ситуации резко разошлись. Мне обидно, что очень многие человеческие отношения разрушаются на фоне того, что происходит сейчас на Украине. Я человек упрямый , настаиваю на своем мнении, но если брать жителей всего мира, а не только нашей страны, это семья  и здесь нельзя быть таким упрямым как я, надо проявлять слабость, чтоб превращать все из монолога в диалог, чтобы люди общались. Именно так можно находить ответы, но, к сожалению, сейчас больше вопросов, чем ответов.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ваше мнение стало очень понятным по вашему Твиттеру. Мы изучали ваши социальные сети. Вы там написали: «Путин-лучшее, что было в истории современной России!!!»

    А.ЯГУДИН: Я считаю, что да. Если честно, на данный момент я не понимаю, кто бы мог заменить  Владимира Владимировича на посту президента РФ.  Он мог бы сделать шаг назад, когда события только развивались, но я действительно горд и уважаю этого человека за храбрость и самое главное за то, что он отстаивает интересы и желания нашего российского народа.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вам лично приходилось общаться?

    А.ЯГУДИН: Да, и не раз. Но почему-то  это общение происходило далеко после Солт-Лейк-Сити, после Олимпиады, в которой мы выиграли. Я просто помню тот обидный день даже не для меня, а для моего тренера Татьяны Анатольевны Тарасовой. После Олимпийских игр проходила встреча президента с олимпийцами, но в тот момент отношения с президентом федерации Валентином Писеевым у меня и тренера были очень сильно напряжены. И он обманул Татьяну Анатольевну, когда на ее вопрос о встрече с президентом сказал ей, что не знает, когда она состоится, и что пока не планируется. Она улетела ко мне в другой город, мы начали тренироваться, а через два дня встреча состоялась. Такие встречи не проходят спонтанно, это всегда запланировано. Татьяна Анатольевна плакала. Я сам видел и сидел вместе с ней и успокаивал. Ей в тот момент было очень обидно. Я уже по истечении 12 лет могу ее понять.  В тот момент не понимал. Мне было хорошо, у меня была олимпийская медаль, ну произошла встреча с президентом без меня, ну, потом как-нибудь, а для нее это была свежая рана. Сейчас после определенного куска своей жизни я понимаю, что такие встречи памятны. Это не просто встречи, а самое главное это знак уважения к людям, которые сделали огромный вклад в развитие спорта в нашей стране. У нее ведь 11 олимпийских чемпионов, если я верно помню.  Это не просто человек, который случайно выиграл.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Скажите, а ваша встреча с президентом когда состоялась в итоге?

    А.ЯГУДИН: Встреча с президентом была, когда в Сочи состоялось мероприятие «Год  до Олимпиады». Мы там все выступали в шоу Ильи Авербуха. Это было намного позже и уже не по случаю моей олимпийской карьеры. Затем было несколько встреч в этом году летом. Владимир Владимирович провел много времени в Сочи, и как раз в это время мы там гастролировали с ледовым мюзиклом «Огни большого города». Практически каждый день мы выступали в олимпийском «Айсберге» , в том самом  ледовом дворце, где наши спортсмены принесли огромное количество медалей и помогли нашей стране занять первое место в общем зачете. И вот мы с «Огнями большого города»  провели 74 выступления там.  И еще находились на постолимпийской волне и были рады, что Владимир Владимирович приходил на наши репетиции. Был и президент Египта один раз на нашем выступлении. Несколько встреч Владимир Владимирович проводил в своей резиденции там. Благодарил нас, казалось бы, не за олимпийские медали, а за то, что мы пытаемся развивать Юг России, чтобы люди приезжали в этот край, понимая, что это не Лазурный берег, но это новое место с новыми постройками, с тем же КВН и можно побывать на различных форумах. Свою школу фигурного катания открыла там пара Татьяны Волосаожар и Максима Транькова, появилась континентальная команда хоккея, появилась трасса  Фомрмулы 1.  И что говорить о горном пласте, который  теперь по праву может соревноваться с  профессиональными горнолыжными курортами.

    О.ДАНИЛЕВИЧ:  Что касается ледовых шоу, мы тут наткнулись на новость о том, что организатору шоу «Ледниковый период в Тюмени, в котором и вы участвовали, придётся заплатить штраф в 40 тысяч рублей за номер “Есть женщины в русском селенье”. Там фигуристы якобы имитируют секс. Мы видели номер, но никакой имитации не увидели. Вас не смущает, что люди в зале не на техническую сложность номера обращают внимание, а он, действительно, впечатляющий, а как будто выискивают что-то неподобающее?

    А.ЯГУДИН: Я не знаю, может это совпадение, но буквально несколько дней назад я разговаривал с Ильей Авербухом об этой новости. Причем зачитал всю эту статью. Был какой-то слух после выступления в Тюмени, но мы с этой программой выступаем по всей стране, но может именно в Тюмени более внимательно отнеслись. Там было еще про курение в номере написано. А это уже мой номер, который ставил Илья Авербух, где я подношу сигарету, выдыхаю дым и, выбрасывая ее,  как бы предлагаю взрослым, которые сидят в первом ряду закурить. Я типа моляр, который заснул на скамеечке во время работы и в него вселяется дьявол.

    Да, я знаю об этой ситуации. Но что сказать, в общем, в любом действии можно при большом желании увидеть какой-то сексуальный подтекст.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но мы правда смотрели и не нашли.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мы поняли в каком месте можно придраться, но на это не смотришь, потому что номер такой сложный, с такими поддержками думаешь о том, как друг друга коньками не прорезают вообще. Это очень сложно. Кстати, в вашем номере вы отказались от сигарет?

    А.ЯГУДИН: Ну, номер был поставлен на прошлый сезон и раз через несколько часов будет Новый год, пускай это курение и какие-то номера, где жители Тюмени увидели что-то останутся в прошлом.  Может быть их смутило, что два мальчика выступали, два акробата, но они уже много лет приезжали и претензий не было.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: К переодеваниям, кстати, претензий не было.

    А.ЯГУДИН: А то что из двух мужчин один выступал в женском обличии не напугало тюменьцев. Ну, наверное, просто они посмотрели финал Евровидения и ничему не удивляются.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я хочу вас вернуть еще немного к США.  Вы сказали, что не поддерживаете там особенно никаких связей. Как так могло получится, если вы там прожили 7 лет, если я правильно помню?

    А.ЯГУДИН: Да, 7 или 8 лет прожил в Америке. Но вы же понимаете, что в основном все общение было среди наших соотечественников на русском языке.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть с Сарой Хьюз не общаетесь сейчас?

    А.ЯГУДИН: Нет. Это даже немного другие поколения. В то время, когда мы гастролировали по городам Америки на протяжении 5 лет давали более 72 выступлений в год. А Сара Хьюз, да мы  как-то общались, но желания 16-летнего и 25-летнего разные. В Америке сейчас такой бизнес- ниши под названием «фигурное катание» больше не существует.  Если рассматривать, что происходило в нашей стране и в Америке 15 лет назад, то в Штатах было два замечательных тура. Одно называлось «Чемпионы на льду», другое «Звезды на льду». Один был как спектакль с одной структурой и сюжетной линией, а другой, «Чемпионы на льду», это были показательные выступления, когда администратор объявляет каждого следующего участника, и каждый катается по одному разу. И эти туры насчитывали по 70-80 городов каждый год. В России в то время не происходило ничего, кроме того, что наши российские спортсмены готовились к международным турнирам. Сейчас абсолютно кардинально изменилась ситуация. Наверное, это связано с тем, что долгое время в Америке не было ярких чемпионов, как, например, в России, поэтому сам интерес к фигурному катанию, раз там нет американских чемпионов, угас. Тем более в 2008 году финансовый кризис очень сильно охладил интерес американцев к просмотру вообще фигурного катания. И вот теперь есть огромный бизнес, огромная ниша под названием "фигурное катание" в России. В основном все достаточно профессионально делает Илья Авербух. Конечно, это его огромная заслуга, я вновь и вновь хочу поблагодарить этого человека. Потому что, если бы в 2003 году мне сказали, что я буду делать в фигурном катании практически все, что мы имеем в России и не только, я бы не поверил и посмеялся. Но вот проходит время и мы видим, что человек создает уже какой год телевизионный проект "Ледниковый период". И его продолжают смотреть. И, конечно, многочисленные новогодние детские елки и взрослые программы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В одном из ледовых шоу, под названием «Мама», вы участвуете всем семейством – вы, Татьяна Тотьмянина и дочка Лиза.

    А.ЯГУДИН: Да, наша дочка Лиза и еще один человек, который тоже, несомненно, играет роль в нашей семье - это партнер Тани по спорту Максим Маринин. Да, это замечательный спектакль "Мама". Он в меру детский и более взрослому зрителю тоже интересен. Я несколько раз смотрел, когда спектакль выходил, когда у меня было пару минут, я забегал за пультовую и смотрел со стороны, где Илья руководил всем процессом. Какое-то непонятное ощущение - вроде бы ты выступаешь для детей, но с другой стороны будучи взрослым человеком, ты воспринимаешь это не как детскую ледовую сказку, а как что-то магическое. Я рад, что сейчас мы уже откатали спектаклей 10-12 в "Юбилейном". И после Нового года 2 января будем катать. Тем более мы уже на протяжении 5 лет являемся счастливыми родителями и наша дочка то выходит, то не выходит на лед. Илья иногда говорит, чтоб запустили другую. Понятно, что роль там очень маленькая. Но просто в роли козленка выйти и помахать ручкой - это так трогательно. У нас они меняются, но под жестким руководством Ильи. Он хочет, чтоб все профессионально было, а не так, знаете, чтоб семейный подряд был.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но сам Илья Авербух заметил, что Лиза чувствует себя уверенно и ей это нравится. А вам нравится, как она катается?

    А.ЯГУДИН: Папе не нравится, когда Лизе нравится. Мы с Таней придерживаемся больше направления не спортивного, коим наше детство и все прошло являлось, мы хотим для Лизы больше мозгов, если говорить чисто русским языком. Потому что абстрагируясь от того кем, мы являемся, спортсмены отдают всю свою жизнь спорту, а вот затем это как в "Пола чудес" , отгадал ты букву или нет. Мы никогда не знаем, что принесет нам будущее. Спортивная жизнь, конечно же, не предсказуема. И толко единицы добиваются побед, которые потом позволяют им развиваться в жизни. Самое главное, я считаю, быть образованным, потому что образованный человек пригодится всегда и везде. Чего мы и желаем нашей дочери.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но сами-то вы умудрились закончить школу с серебряной медалью.

    А.ЯГУДИН: Я умудрился благодаря только поддержке и прямому вмешательству в школьный процесс моей мамы, которая забирала провод от телевизора и порой на корню резала то, что мне приносило счастье в детстве - это "Санта-Барбара". И тут провод пропадает и понимашь, что не только нет звука, но есть изображение, но нет ни того, ни другого. И ты должен идти и учиться.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У ТАТЬЯНЫ Тотьмяниной такая же история и тоже помогала мама.

    А.ЯГУДИН: ну, у меня хотя была "Санта-Барбара" иногда, то у Тани не было даже крыши над головой. У нее очень сложное детство и юношество и мы стараемся даже не вспоминать порой. Если честно, я вообще не понимаю как они вообще выжили вместе с мамой. К сожалению, несколько лет назад ее мама погибла в автокатастрофе. Сейчас время идет, и если вспоминать ее детство с ее слов, когда она вместе с мамой жили на какой-то фабрике сдвигая стулья, чтобы переночевать, использовали одну пару обуви на двоих. Давайте лучше о чем-нибудь прекрасном, тем более в канун Нового года, когда через какие-то часы будут салюты и фейерверки, и начнется самое тревожное время для моей собаки. Потому что все эти выстрелы и хлопушки точно не праздник для нее.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы планировали отдать Лизу в детский сад в Париже.

    А.ЯГУДИН: Да, Лиза с сентября пошла в садик под Париж, где у нас есть жилье.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Лепечет по-французски?

    А.ЯГУДИН: Потихонечку начинает. Она провела там месяц в мае и с сентября она ходит регулярно во французский детсад. Но там есть довольно большие каникулы. И на них она прилетает в Москву и проводит время с нами. Ну и Таня и я летаем туда чуть ли не каждую неделю, потому что очень тяжело без ребенка, но все равно хочется этот год заставлять, чтоб она выучила французский язык. У нас есть ее подружка, которая ходит в этот же сад. У нее один из родителей русский, не помню мама или папа, им потребовался год ровно в саду для того, чтобы ребенок заговорил на французском. Так что мы ждем к лету 2015 года, что она будет говорить на французском. Сейчас она уже начинает. Мы из года в год говорим себе с Таней, что надо учить французский, но все никак не соберемся. Теперь я чувствую себя отставшим. Таня, например, знает все части тела, знает цвета и может сосчитать. А самое главное для девушки, она знает все предметы гардероба. Как говорят - все твое нечего надеть уже некуда складывать. Вот этом она преуспела по-французски.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А мы ждем, все ждут, когда вы поженитесь. Вроде в ноябре 2010 к дню рождения Лизы должны были, потом какие-то срочные дела возникли. Мне кажется. мы сейчас эксклюзив вытаскиваем.

    А.ЯГУДИН: Ну, вы же понимаете, что в жизни я не буду противоречить самому себе. Не такого, что появились срочные дела и мы что-то не успели. Если человек планирует для того, чтобы совершить тот или ной поступок. Если мысли есть и человек говорит, что не хватило времени, значит, он лукавит. Просто он этого делать не хотел. С Таней...Это какая-то может новая тенденция у людей, у спортсменов, потому что Леша Тихонов и Маша Петрова тоже неофициально женаты, Роман Костомаров и Оксана Домнина вроде бы поженились, но точно не знаю. Как-то очень много таких гражданских браков. Но Таня, наверное, мне повезло. Если брать из огромного мешка с подарками под названием "Наша семейная жизнь"  и дополнительная радость, что она особо не требует этой свадьбы и для нее нет девичьей мечты пройти в белом платье. Она мне напрямую говорит: "Леш, ты хочешь праздника? Так давай соберем просто наших знакомых и друзей и поедем на шашлыки. В принципе все тоже самое. Если мы хотим поставить штамп в паспорте, наверное, мы, как очень многие в российском шоу-бизнесе, делают из своей свадьбы какое-то более значимое мероприятие, чем просто отношения двух людей. Это и обложки журналов, новая подпитка для СМИ, чтоб опять о чем-то написали. Когда двум людям и так хорошо, наверное, не следует спешить за штампом. И как говорят, что штамп в паспорте - первый шаг на пути к разводу.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вот! Такая примета есть. Я тоже боюсь.

    А.ЯГУДИН. Не, мы не боимся, но смысла нет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но много же всяких юридических моментов, когда кто-то на что-то не может претендовать. Возможно, где-то даже в больницу не пустят как не родственника, если вдруг с кем-то что-то случится.

    А.ЯГУДИН: В России пускают. Наверное, я особенно в то, что можно получить или не получить при наличии или отсутствии штампа в паспорте, я этих законов не знаю, но когда в семье начинается разлад и кто-то один или оба захотели расстаться, то никакой штамп их не остановит. Просто этот штамп может удерживать людей от более стремительных шагов, но этот шаг, если люди захотели, все равно произойдет. Не знаю, как-то этот вопрос никогда не возникал. И я и Таня все это признаем. У  нас нормальные человеческие отношения . Ей эта свадьба, я просто точно знаю, не нужна. Ей абсолютно все равно. Мы общались на эту тему не раз.

     

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Быть может она лукавит. У нас был один бизнесмен Вадим Дымов. Уже 10 лет было ребенку и жена была беременна вторым, когда вдруг на него снизошло, что она может хотеть на самом деле.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И долго-долго думал как сделать предложение. Сделал и летом была свадьба.

    А.ЯГУДИН: Не знаю, я не лукавлю. Как-то мы так живем и нам хорошо.

    О.ДАНИЛЕВИЧ. По поводу реклам и обложек журналов я не могу не задать вам вопрос. В этом году Татьяна снялась для Плейбоя. Это ваше обоюдное намерение было и желание или вы как-то сопротивлялись?

    А.ЯГУДИН: Был, конечно, вопрос одобряю я или нет. Я говорю: "Не вижу ничего плохого. Если ты хочешь - пожалуйста". Таня сказала, что хочет. Я сказал, что все в ее руках, а вернее в теле. Ну, я считаю, что я не в праве запрещать. Я считаю, что нет границ в этой жизни. Главное, не переходить рамки, после чего это будет либо вульгарно, либо против закона, будет нести какой-то отрицательный оттенок. Я просто, когда говорил "да", думал о своем будущем. Раз, журнальчик открыл. Хотя у меня все это есть в натуральном виде.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Про вас Татьяна сказала, что вы как были, так и остаетесь "плохишом". В чем это выражается?

    А.ЯГУДИН: Не люблю себя никак характеризовать. Считаю, что это должны делать люди, которые со мной общаются, потому что им виднее. Я не в праве говорить, кто я такой. Но то, что во мне есть какое-то детство, которое непонятно где сидит, оно точно есть. Какое-то может детское настроение, когда ты еще не знаешь, что тебя ждет впереди, когда в детстве у тебя все позитивно, когда все в ярких красках, плюс я практически на все смотрю с оптимизмом.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Кризис среднего возраста затронул вас?

    А.ЯГУДИН: Был уже, прошел. Знаете, когда мне исполнилось 30 лет, я реально напрягся. В этот день в Брянске у нас было выступление. Я вышел на улицу. Стою вместе с Ромой Костомаровым и кем-то еще. Все поздравляют, а чувствую, что это самый худший день. И тут выходит Авербух и я спрашиваю: " Илюх, что-то как-то. Ощущение тяжести и какой-то легкой тошноты". Он говорит: " Лех, да нормально. Расслабься. У меня тоже самое было, когда мне исполнилось 30. Дальше тебе будет плохо, когда будет 35, а потом еще хуже, когда 40". Вот я жду, потому что 18 марта мне будет 35. Чего ожидать от этого праздника, я не знаю. Но я не живу в будущем, а живу в настоящем. А сейчас 31 декабря и Новый год.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Пока вы тренировались, вы часто ругались с Татьяной Анатольевной, потому что оба вспыльчивы. Сейчас ваши отношения выровнялись как-то или нет?

    А. ЯГУДИН: Ну, если мы ругались и были какие-то противоречия во время тренировочного процесса, то это было связано только с теми задачами, которые стояли именно на льду.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Именно поэтому я испрашиваю. Тренировки ваши ведь закончились. Теперь человеческие отношения наладились?

    А.ЯГУДИН: Ну, соответственно, и наши разногласия подошли к концу. Даже во время моей любительской карьеры, когда я выступал на Чемпионатах мира и Европы, мы могли, конечно, ссориться на тренировке, но, поверьте, как мы выходим за пределы катка, даже если полчаса назад ругались, сразу абсолютная спокойная фраза, например: "А что ты будешь на обед? ой, я тебе хорошего мяса поджарю с кровью". То есть такое ощущение, что ничего и не происходило. Это абсолютно любящий и понимающий человек с женской точки зрения. Она понимает, что нужно ученику. Татьяна Анатольевна была для меня и как тренер и как мама, от которой я уехал в 18 лет и покинул Россию, переехал жить в Америку. У меня было спокойствие, потому что я знал, что Татьяна Анатольевна меня может и поддержать как женщина , и дать отпор моим противникам как Великая Китайская стена.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вот этой второй маме можно оставит на пару часов Лизу?

    А.ЯГУДИН: Да, Татьяна Анатольевна очень часто просит привести лизу. Спрашивает, почему мы ее не даем. Я отвечаю, что сейчас Лиза во Франции, она учится и вот приедет на каникулы и приведем. Но я приводил Лизу, когда она здесь была, на съемки "Ледникового периода". И вы знаете, она сидит молча-молча, пока стесняется незнакомых людей. Но, я думаю, через какое-то время она будет проводить с Татьяной Анатольевной больше времени, потому что для нас она как не просто тренер, это семья. Она полноценный член семьи, а для меня это человек, который открыл дверь в будущее.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вот меня всегда интересовал момент, когда остается всего несколько секунд перед тем, как выйти на лед. О чем говорят тренеры в эти секунды?

    А.ЯГУДИН: Вы знаете, этот вопрос меня тоже интересует. Многие спрашивают. Я всегда абстрагировался во время раскатки и разминки. Я никогда не смотрел на Татьяну Анатольевну, потому что только посмотрев в ее глаза, мне становилось страшно. Вот наступала разминка, я делал все что нужно, максимум отдавал ей чехлы от коньков, потом их же забирал Что говорят тренеры и что можно говорить, я не понимаю.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Кто-то перешнуровывает коньки.

    А.ЯГУДИН: Перешнуровать еще можно найти причину, например, ослаб ботинок или, наоборот, слишком туго.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но лед после удачного выступления все целуют.

    А.ЯГУДИН: Это какое-то безумие. Сам целовал не раз. благодарил. Хотя ты понимаешь, что все не только в моей победе и победе других спортсменов, но это и заслуга команды, которая работает. Я не знаю, что тренер может говорить. Мы все разные. Одним надо сказать, что он лучший, другому надо пощечину. Я помню, как мы с Татьяной Анатольевной впервые выходили на совместный выход. И что-то меня очень сильно укололо в задницу, я извиняюсь. И я оборачиваюсь, не понимаю, что произошло, потому что она вроде бы в двух метрах от мня, потом еще раз, потом я ее поймал. Говорю: "Татьяна Анатольевна, зачем вы меня колите?". Она говорит, что ей показалось, что я немного не сконцентрирован.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Помогло?

    А.ЯГУДИН: я очень хорошо выступил, но не в этом дело. Так что я не знаю, что говорят тренеры. Поверьте, самое главное, это результат работы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: После победы в Солт-Лейк-Сити  вам дали ваучер на приобретение 100 кг шоколада. Вы съели этот шоколад?

    А.ЯГУДИН: Самое обидное заключается в том, что мне предложили ваучер на получение 100 кг черного шоколада, Авербуху за втрое место на 50 кг, но он даже не суетился и никуда не звонил и не пытался получить шоколад. Но моя мама, мы помним времена СССР, если дают надо брать, она обзвонила все инстанции и пыталась добраться до шоколада. Я-то думал, что она взяла, и мы до сих пор едим. Я жил в иллюзиях лет 10-12. Буквально недавно она спросила, почему я в интервью всегда говорю, что мы получили шоколад. Я говорю:" А разве нет?". Она говорит: "Нет. В том-то и дело!". Сначала в инстанциях сказали, что другая компания выдает, потом, что они не спонсировали. Короче, дело с шоколадом замяли.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ужас какой. Это вам не дали ни квартиры, ни машины, да и шоколадом не поделились.

    А.ЯГУДИН: Это было другое время.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА Ну, 2002 год. Уже нормально.

    А.ЯГУДИН: В 2002 году , по-моему, на нашей экипировке даже слово "Olympic"  было неправильно написано. Было написано через "i", когда пишется через "y". А вы говорите о выдаче машин и каких-то других подарках.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У нас пять быстрых вопросов. Нужно быстро отвечать. Первый вопрос: что вы скрыли от мамы?

    А.ЯГУДИН: Ничего.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Отлично. С какой бы блондинкой изменили жене ?

    А.ЯГУДИН: С той блондинкой, которая носит фамилию Тотьмянина, покрасившейся в темный.

     О.ДАНИЛЕВИЧ: Самая большая ошибка в жизни?

    А.ЯГУДИН: Их нет. Даже если и случались, это не ошибка, это очередной этап жизни.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У кого попросили бы прощения?

    А.ЯГУДИН: Ни у кого. Я достаточно упрямый человек. Для того, чтоб просить прощения мне нужно что-то очень серьезно переделать в своей жизни.

     

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кто ваш лучший друг?

    А.ЯГУДИН: Моя семья. Тот самый очень маленький круг, который меня окружает.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: К традиционным пяти вопросам для вас сегодня у нас еще отдельный вопрос: что вы попросили у Деда Мороза?

    А.ЯГУДИН: Дочку в количестве 2 штуки. Еще хочу дочку. Как-то у меня жизнь складывалась среди прекрасных женщин. Вообще считаю, что самый первый тост должен звучать за женщин. Потому что это самое прекрасное, светлое и превосходное, что есть у нас у мужчин. Слава богу, что в нашей стране мы еще можем по достоинству ценить наших прекрасных женщин.  А у меня и жена, и Татьяна Анатольевна, и бабушка и мама, собака Варя...

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как же вам повезло!

    А.ЯГУДИН: Да, повезло. Но хочется не останавливаться, чтобы побольше женщин меня окружало.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А нам повезло, потому что вы пришли.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Алексей Ягудин был в гостях у "Бла-бландинок". А мы уже в следующем году с вами услышимся. Пока.

    А.ЯГУДИН: С Новым годом!

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus