• 11:05 Фев. 14, 2015

    В гостях

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! Это программа «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я, Никита Кричевский.

    Конечно, главным событием уходящей недели, событием, которое будет определять основные движения, политику, экономику, социалку на недели предстоящие, был Минск, второй Минск, на котором в результате 16-часовых изнурительных переговоров было подписано некое соглашение из 11 пунктов, главным из которых является отвод тяжёлой техники и полное прекращение огня в Донбассе. Полное прекращение огня должно случиться с нуля часов 15 февраля, то есть менее чем через 13 часов — правда, по киевскому, а не по московскому времени.

    У нас программа экономическая, не политическая, поэтому политические итоги обсуждать и обсасывать не будем, тем более что этим занимаются абсолютно все, пожалуй, средства массовой информации, за исключением уж самых таких неполитизированных. Мы будем говорить об экономике. И главный вопрос, который у меня не выходит из головы: почему во время Минска не обсуждали санкции против России? Не было ни одного сообщения из столицы Белоруссии, где упоминались бы санкции. Этот вопрос просто не поднимался. Не поднимался ни российской, ни стороной европейской, ну, естественно, не поднимался украинцами. Вопрос не поднимался, тем не менее как только потушили свет, как только высохли чернила — а может быть, даже ещё и не высохли чернила под тем договором, который был подписан в Минске, — пошла масса комментариев, причём не со стороны России, а со стороны Европы и США. Вот с США и начнём.

    «США приветствуют заключение соглашения о прекращении огня на востоке Украины», — говорится в официальном сообщении Госдепа. Но Джон Керри тем не менее настаивает на том, что это не имеет никакого отношения к вопросу санкций. Здесь я цитирую: «Мы будем судить о приверженности России и сепаратистов соблюдению договорённостей по их действиям, а не по их словам. Как мы уже давно говорили, США готовы рассмотреть отмену санкций против России, когда Минские соглашения, — вот здесь внимание, — от сентября 2014 года, как и нынешнее соглашение, будут полностью реализованы. Это включает полное прекращение огня, вывод всех иностранных солдат и вооружений с Украины, полное восстановление украинского контроля над международной границей и освобождение всех заложников», — конец цитаты.

    Когда это случится и когда США убедятся в том, что полностью выполняется и «Минск-1», и «Минск-2»? Когда будет прекращён огонь с обеих сторон? Когда уйдут все иностранные солдаты, о которых твердят и российские, и иностранные СМИ? Когда наконец будет восстановлен полный контроль Украины над государственной границей, надо понимать, с Россией в первую очередь? У меня есть ответ, но я думаю, что мой ответ прозвучит в конце этой получасовки.

    А пока телефон прямого эфира: 73-73-948. Прежде чем я начну вас подключать к нашему разговору и к нашему общению, я хотел бы процитировать госпожу Псаки: «Мы сохраняем возможность и ресурсы для того, чтобы наложить дополнительные санкции», — заявляет представитель Госдепартамента.

    Федерика Могерини, глава дипломатии Евросоюза: «Санкции будут. Нет дискуссии по поводу дальнейших санкций. Нет разговоров об отмене существующих санкций. Но по мере внедрения будет рассмотрена попытка снять часть санкций. Мы знаем, что важно заключать договора. Важно их выполнять. Причём выполнять их ещё важнее».

    Дальше госпожа Могерини и другие члены руководства Евросоюза заявили о том, что новый пакет санкций, несмотря на подписание «Минска-2», будет введён в действие 16 февраля, то есть в понедельник. Здесь пошёл разговор о «Мистралях». Сначала военно-дипломатический источник заявил о том, что в ближайшие дни возможна передача «Мистралей», по крайней мере вертолётоносца «Владивосток», российской стороне. Но потом и министр иностранных дел Франции, и сам президент Франции опровергли этого военно-дипломатического источника, заявив: «Как мы можем в нынешних условиях выполнять условия сделки, которая была заключена несколько лет назад? На настоящий момент её выполнение приостановлено».

    И в заключение, конечно же, не обойтись без реакции украинской стороны, без высказываний господина Порошенко. Повторюсь, это случилось через несколько часов после того, как стороны разошлись, пожав друг другу руки, в минском дворце. Господин Порошенко, уже прибыв в Брюссель, заявил, что, по его словам, это необходимо (а именно санкции) для того, чтобы продолжить оказывать давление на Россию. Точная цитата: «Именно поэтому я отправился в Брюссель за сильной поддержкой».

    Так почему же вопрос о санкциях не поднимался? 73-73-948. Доброе утро. Представьтесь, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Меня зовут Игорь, Москва. Я хотел своё виденье по Украине. Жириновский как-то выступал (кстати, на нашем радио) и сказал, что там нужен диктатор.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: У нас программа не политическая. Я спрашивал о санкциях, Игорь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По поводу санкций. Они никогда их не отменят, это на ближайшие 20–30 лет, мне кажется, всё уже. Хоть мы будем выполнять или не будем выполнять, это уже надолго и навсегда.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: То есть вы полагаете, что по умолчанию российская делегация с президентом во главе считает, что какой смысл говорить о санкциях, если в течение ближайших 20–30 лет их отменять не будут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно. И ещё. Путин подписал это всё, зная то, что, конечно, никто выполнять никакие эти договорённости не будет. Можно вообще было просто на пустом листе подписывать и уезжать, а они пусть наполняют этот лист, чем хотят — всё равно это не будет исполняться.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо большое, Игорь, за вашу точку зрения. От себя маленькая ремарочка: Путин ничего не подписывал. От России подписывал посол России в Украине господин Зурабов.

    Доброе утро, вы в эфире. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей Алексеевич меня зовут. Мне кажется, санкции не обсуждались, потому что не это главной целью было этих соглашений. Они только бы мешали общей направленности между Европой, двумя руководителями, и нами. Мне кажется, очевидно, вы все заметили, что у нашей делегации во главе с президентом было некоторое приподнятое настроение. Очевидно, эта домашняя великолепная заготовка с этим соглашением (там всё прописано) удалась. И мы видим, что всё удалось.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо. Почему не поднимался вопрос о санкциях, честно говоря, я из вашей тирады не понял. Может быть, следующий звонящий прояснит ситуацию?

    Доброе утро, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Доброе утро. Константин, Москва.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Константин.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что вопрос о санкциях не поднимался, потому что не поднимался вопрос о Крыме. Санкции связаны с Крымом именно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Санкции, связанные с Крымом, были отчасти бутафорскими, они особого вреда России не наносили. Основной пакет санкций — тот, который действительно ударил по экономике страны — был принят после катастрофы с Boeing в июле этого года.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Всё равно отмена санкций без отмены аннексии Крыма России, наверное, невозможна.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы считаете, что это была аннексия? Я так не считаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У вас такая точка зрения, у меня такая.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А почему вы считаете, что это была аннексия?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что это территория другого государства. И, по-моему, Россия два раза признавала территориальную целостность этого государства.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А референдум, свободное волеизъявление куда девать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, референдум… Я, конечно, понимаю, что большинство населения Крыма хотело бы жить в России, но это территория другого государства.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно, спасибо большое. Давайте не будем о политике, давайте не будем о Крыме. Мы говорим о санкциях. Я спрашиваю вас: почему в Минске не поднимался вопрос о санкциях? Ведь что, казалось бы, проще: «Давайте снимем часть санкций. Давайте, по крайней мере, поставим вопрос о снятии части санкций. И мы приложим максимальные усилия для того, чтобы выполнить Минские соглашения, достигнутые на этой неделе».

    Доброе утро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Доброе утро.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте. Представьтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Артём, Москва. Санкции бесполезно обсуждать, это понятно. И никто их не будет отменять ни в коем случае, особенно при политическом диалоге. Я думаю, что наши ждут, естественно, каких-то экономических движений, которые постепенно в Европе начинаются. То есть вот эти выступления с тракторами в Польше людей, которые потеряли достаточно много от отсутствия сотрудничества с Россией. Очень много государств, кто пообещал своим фермерам какую-то финансовую поддержку за счёт того, что есть тоже серьёзные потери.

    До момента, пока сам народ внутри Европы не начнёт задавать своему правительству вопрос: «Ребята, когда мы уже начнём нормально взаимодействовать?» — никаких вопросов про санкции, про снятие санкций не будет вообще. То есть мы будем налаживать сотрудничество с теми, кто с нами хочет дружить, будем заменять по возможности те продукты, которые мы закупали в Европе. Европейцы не идиоты. Они не будут ждать того момента, пока это импортозамещение перейдёт полностью на внутренний рынок, на азиатский, на южноамериканский и так далее.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо большое, Артём. Последний ваш тезис прямо в точку, что называется. Правда, в точку локальную, а не глобальную в контексте обсуждаемого и поставленного мною вопроса. Смотрите, вы говорили о развитии импортозамещения. Мы об этом ещё будем говорить, но в заключительной части программы, ближе к часу.

    Разговор не об этом. Разговор о том, что ведь в последние дни, в последние недели вдруг, ни с того ни с сего, вновь возникла тема свободной экономической зоны, зоны свободной торговли, чтобы быть более точным, от Лиссабона до Владивостока. Вы обратили на это внимание? Я обратил. Причём это было сказано неоднократно. Зона свободной торговли не между США и Евросоюзом (это практически вопрос решённый). Этого не хватает для того, чтобы начать поставки энергоносителей из США в Европу. Я думаю, это в этом году уже будет сделано, и, может быть, не в этом, а в следующем году эти поставки мы увидим.

    Разговор идёт о другом. Разговор идёт о зоне свободной торговли — ещё раз повторюсь — от самой крайней европейской столицы Лиссабона до самого крупного крайнего города России на востоке, до Владивостока. Что такое зона свободной торговли между ЕС и Россией? Это убийство российской промышленности, потому что зона свободной торговли предполагает минимизацию, практически обнуление таможенных пошлин, таможенных тарифов и практически бесконтрольное пересечение товаров, работ и услуг между границами России и Европейского союза. Вот что это значит.

    ВТО по сравнению с ЗСТ — это детский лепет, это «рябь на воде». Здесь я цитирую господина Сечина на конференции в Лондоне. Рябь на воде. ЗСТ действительно способна уничтожить и все наши призрачные пока ещё надежды на импортозамещение, и ликвидировать как класс возможную проблему для Запада протекционистских мер со стороны России, и, конечно, открыть практически бескрайний рынок сбыта, который представляет из себя Россия для западных товаров и услуг.

    Это, что называется, вторая часть моего вопроса, которую я ещё не представлял. Отвечаю на первую часть, говоря о своём мнении, о том, почему мы не поднимали этот вопрос. Я сейчас говорю с гордостью об этом. Мне представляется, что у нас — у России, у русских — начало появляться чувство собственного достоинства. Мы не будем просить. Мы не будем юлить, не будем елозить перед Евросоюзом с просьбами, с мольбами убрать санкции. Вы ввели — вам и отменять. Надо уважать и себя, и свою страну. Надо иметь гордость, чтобы не выпрашивать подачки и не выпрашивать минимальные уступки.

    А вопрос у меня к вам такой. Смотрите, Артём говорил об импортозамещении. Я его мысль развил через зону свободной торговли от Лиссабона до Владивостока. А что вы скажете по поводу контрсанкций? Ведь это продолжение нашего заочного разговора с Артёмом. Что вы скажете по поводу контрсанкций, которые ввела Россия против отдельных иностранных товаров, прежде всего продовольственных? Насколько они повлияли на наполнение российского продовольственного рынка, испытываете ли вы неудобства? И, может быть, как вы считаете, есть ли смысл расширить антисанкционный список? От себя скажу сразу. Может быть, это будет не совсем правильно, но тем не менее, я считаю, что этот список расширять нужно. Но как? Это вопрос к вам.

    73-73-948. Доброе утро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Юрий Романович, Москва. Я понимаю так. У нас мы защищаемся рыночной экономикой. Через 15 лет после окончания войны к 1960 году, в принципе, уже забыли, что она была. А с 2000-го по 2015 год — всё какие-то 90-е да коммунисты виноваты.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Про коммунистов давно уже никто… Вопрос-то был предельно конкретный.

    Александр, сообщение с сайта я читаю: «Так антисанкции были введены не просто так, а именно как одно из проявлений суверенитета». Отчасти да. Но, как мне представляется, они были введены непродуманно, и удар превратился в пшик. Что такое 20 миллиардов евро потерь для Евросоюза? Это менее 0,15% от ВВП стран еврозоны. Менее 0,15%. Можете себе представить? Что такое потери для России? Сегодня их оценивают в 50 миллиардов евро. Это приблизительно 60 миллиардов долларов, плюс-минус, может быть, чуть больше, 65. Но, господа, хорошие, это не 0,15%. Если брать ВВП 2013 года, это больше 3% от нашей экономики. Вот теперь сравните: 0,15% – комариный укус для Европы; и больше 3% экономики потерь для России.

    Доброе утро, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день, Никита Александрович.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По поводу импортозамещения и борьбы с западными товарами. У нас же что-то было в Советском Союзе. А трусы, жвачка, джинсы, автомобили, телевизоры — всё было в дефиците. Если сами не можем производить, изобретать, то, может быть, и не мучить собственное население?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вот неправда. А почему нельзя ввести контрсанкции, например, против мяса птицы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Джинсы, жвачка, трусы — у нас это всё было.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Стоп-стоп-стоп! Джинсы, жвачка и трусы — это всё понятно. Я про мясо птицы говорю. Против свинины, против макарон, которые производятся из российской пшеницы на фабриках в Италии. Почему нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это первые шаги. Меня, например, в школе учили, что у того, кто носит американские джинсы, такая болезнь будет — джинсид. Тот, кто ест западную курятину, тоже будет болеть чем-нибудь.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это к Брюну. Спасибо вам большое. Звоните и слушайте нас дальше.

    Доброе утро, вы в эфире. Алло, здравствуйте. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Максим. Моё мнение совпадает с мнением нашего президента, который говорит о том, что «у медведя хотят вырвать зубы, посадить его на цепь». И тут речь не о жвачке, а действительно нужно запрещать хождение доллара, запрещать немецкие машины и ездить на корейских, например, и так далее. Экономисты должны каждый день продумывать эти санкции и воплощать их в жизнь…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Максим, извините, я вас перебью. Подождите! Это Не монолог. Отбой. По поводу машин вы очень правильно сказали. Я уже как-то говорил, что в своё время в Южной Корее, когда становилась на ноги южнокорейская автопромышленность, за модели, которые производились внутри Южной Кореи, но привозились по импорту (скажем, бюджетные машины, которые в изобилии были в отечественном автопроме), правительство Южной Кореи брало до 600% таможенной пошлины от стоимости. До 600%! Пожалуйста, нет проблем. Хочешь ездить, скажем, на Audi или Volkswagen, аналоги которых производятся в Южной Корее — плати, ради бога. Может быть, она тебе настолько дорога, может, ты фанат немецкого или американского автопрома. Ради бога, 600% на стол — и вперёд!

    В конце декабря был в Шэньчжэне. Это первая свободная экономическая зона, мы о ней будем сегодня говорить чуть позже. Так вот, я вам должен сказать, что среди тех автомобилей, которые встречались на дорогах в этой свободной экономической зоне, из бюджетников я не встретил практически ни одного автомобиля, произведённого в Европе или в США. Практически все были китайцами. Были, конечно, и премиальные марки: это были Bentley, это были Lexus, это были Mercedes. Но это были модели премиального сегмента, это были модели представительского класса. Там были и Aston Martin, там были и другие элитные машины.

    То есть разговор идёт о том, что благосостояние китайского населения растёт, тем более что это свободная экономическая зона. Но ни такси, ни какие-либо другие средства передвижения, находящиеся в общественной собственности или в частном пользовании, не были произведены вне Китая, что говорит о том, что в Китае тоже приняты очень серьёзные протекционистские меры — меры по защите в данном случае отечественного автопрома от проникновения продукции импортных производителей.

    По поводу автомобилей. Ведь у нас процент локализации на наших производствах достигает 60–70%. Почему бы в качестве ответных мер не ввести повышенные таможенные пошлины для аналогичных автомобилей, которые поступают по импорту? Никаких проблем в этом нет.

    Доброе утро, вы в эфире. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Максим зовут, Москва.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, очень приятно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, наши власти не вводят ответные санкции по полной программе, потому что они всё надеются, что с Европой им придётся дружить, или они хотят дружить. И вводят санкции, наверное, против таких мелких сошек, типа Польши, ну, вот этих, которые лают. Может быть, так? Может быть, точечно они хотят только ввести санкции?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Хамон, пармезан или другие элитные сыры производятся не в Польше и не в других странах, как вы говорите, «шавках». Они производятся во вполне себе добропорядочных Франциях и прочих Италиях. Тем не менее вопрос о контрсанкциях, вопрос о протекционизме давайте перенесём на обсуждение свободных экономических зон. А пока новости.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! Это программа «Антикризис профессора Кричевского». В студии я, Никита Кричевский. Мы отходим от темы санкций, контрсанкций, чтобы вернуться к ней через час. А пока уже по традиции несколько хвостов, несколько сообщений, которые в процессе разговора с вами, дорогие мои слушатели, по телефону 73-73-948… Подождите пока звонить, я вас очень прошу! Подождите, чуть позже. Спасибо. Несколько хвостов, которые требуют отдельного пояснения.

    София пишет с сайта: «Пусть корпоративные долги заплатят ценными американскими бумажками. А если их не возьмут, то пусть Кудрин и компания заплатят из своего кармана, который набили при падении рубля». Вторую часть я опускаю, потому что, София, вы не можете точно знать, что господин Кудрин и компания набили карманы во время девальвации. Да бог с ними, не об этом разговор. Прошу вас, не звоните пока, рано.

    «Пусть корпоративные долги заплатят ценными американскими бумажками». Это значит что, София? Это значит, что государство принимает решение заморозить выплату внешних долгов российским компаниям (или российскими компаниями) и выдаёт им госгарантии. Госгарантии на то, что, скажем, замораживание происходит до 2018 года, и если та или иная компания после 2018-го не выплатит всю или часть суммы, её будет покрывать государство за счёт своих активов. А какие у государства активы, кроме земли, имущества и прочего? Это, конечно же, резервы, часть которых вложена в американские treasuries. Именно такая схема, именно такой алгоритм возможен в случае реализации, София, вашего предложения.

    Я против того, чтобы нагружать государство обязательствами по гарантированию возврата внешних долгов. Почему? Потому что у нас, насколько я знаю (по крайней мере, в публичных открытых источниках этого нет), до сих пор не проведена инвентаризация внешней корпоративной задолженности. Что я имею в виду? Я имею в виду то, что все последние годы порядка трёх четвертей внешних долгов российских компаний приходилось на офшоры либо на территории с пониженным налогообложением, то есть Люксембург, кантон Цуг в Швейцарии, Ирландия и прочие райские местечки. Понимаете, о чём я, да? Эти наши конторы должны сами себе.

    Больше того, у многих компаний даже внутренняя корпоративная задолженность (они могут говорить о том, что «у нас непомерные долги») оформлена на свои же дочерние зависимые общества. То есть о чём я говорю? Я говорю о фиге в кармане. Я говорю о том, что предприниматели приходят в Правительство или в Кремль — естественно, не все, а избранные — и говорят о том, что «у нас непомерная задолженность, непомерное долговое бремя перед Западом, и если вы нам не поможете, то мы пропадём».

    Так вот, вопрос. Кому вы должны? Вы должны сами себе, левому карману из правого? Или вы должны реальным иностранным банкам и реальным иностранным инвестиционным компаниям? Это очень большой и очень щепетильный вопрос. И я полагаю, что без неформального разговора ни в Кремле, ни в Правительстве этот вопрос не решить. Так что это предложение — «пусть выплачивают американскими ценными бумажками» — это, мне кажется, не очень здорово.

    «Какие санкции и хамон? Peugeot и Ford в России заводы останавливают, а рабочих увольняют. Volvo в Калуге закрыт. Кто кормить людей будет?» Опять же, что называется, лыко в строку. Если закрываются или уходят вынужденно в отпуска, скажем, на три недели, как на отдельных сборочных предприятиях в России, если уходят в отпуска работники — значит, их продукция не реализуется в тех объёмах, которые устраивают менеджмент. А почему это происходит? Потому что идёт поток машин по импорту. То есть те самые контрсанкции, о которых я говорил, сам бог велел ввести против продукции импортного автопрома, для того чтобы вводились в действие незадействованные мощности на российских автомобильных предприятиях.

    «Почему Путин за собой постоянно тащит Кудрина?» Это вопрос не ко мне, это вопрос к Кудрину. «Это не кризис, это обыкновенный капитализм», — это 184-й, Космополит. Отдельный разговор.

    «Импортозамещение в православной антикоммунистической России невозможно». В Южной Корее импортозамещение, а именно заимствование, перетаскивание иностранных технологий и товарных позиций во внутреннее отечественное производство — возможно. В Китае, пусть он даже коммунистический, но не православный, как вы понимаете, а буддистский и конфуцианский — возможно. А в России почему-то нет. Почему? Для меня, например, вопрос. Возможно, условий не было? Возможно, существующая модель экономики нам не подходит? Но это отдельный разговор, отдельная песня, которую мы так или иначе будем исполнять в течение наших встреч.

    Я же хотел предложить вам такую тему. В последние дни — опять же после Минских договорённостей это стало особенно отчётливо слышно — пошли разговоры о том, что Украине МВФ и другие международные организации могут предоставить кредиты до 40 миллиардов долларов. В связи с этим два вопроса. Дадут ли? И если дадут, то куда пойдут эти деньги? 73-73-948.

    От себя я напомню, что ровно год назад (мы будем отмечать эту годовщину на следующей неделе) буквально на следующий день после того, как правительство и власть господина Януковича были низложены, директор-распорядитель МВФ заявил о том, что «если Украина обратится за помощью экономической или финансовой, мы готовы её оказать».

    Через день, то есть 24 февраля, обещание дал господин Эльмар Брок, председатель по иностранным делам Евросоюза, внимание: «Мне кажется, что будет 20 миллиардов евро на столе на проведение реформ. Эту поддержку можно будет предоставить немедленно для предотвращения дефолта».

    24 февраля 2014 года. Еврокомиссар по вопросам бюджета, господин Левандовски 25 февраля подтвердил слова коллег, «но выдадим, — как он сказал, — 1 миллиард». Точная цитата: «Мы в состоянии предоставить макроэкономическую помощь. Вначале был разговор о 600 миллионах евро, — не 20 миллиардов долларов, а 600 миллионов евро. — Но в настоящий момент может быть уже 1 миллиард евро».

    28 февраля господин Штайнмайер, глава МИД ФРГ, заявил, что Евросоюз, вероятно, поможет Украине, выделив от щедрот примерно 1 миллиард. Washington Post 3 марта заявил о том, что «Конгресс США готовится начать обсуждение пакета помощи Украине в размере 1 миллиарда» (понятно, долларов). А 4 марта господин Баррозу сообщил, что «Европа уже определилась с суммой кредитов для Украины, это 11 миллиардов евро». Сегодня разговор идёт о 40.

    Не напоминает ли то, что мы слышим с Запада в отношении финансовой помощи Украине, ситуацию, которая сложилась на этом же поле приблизительно год назад?

    73-73-948. Доброе утро. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Доброе утро. Виктор, Москва.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, что если и дадут эти деньги, их в любом случае будет мало, потому что есть оценки разные, в том числе и бывшего премьер-министра Азарова, что для проведения реформ и введения новых технологий, чтобы выйти на рынок европейский, нужно как минимум 500 миллиардов. А 40 миллиардов — это для поддержки военного положения. Больше ни на что и не пойдут эти деньги.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо большое за звонок. Я должен прокомментировать ваши слова. Я, честно говоря, не видел, чтобы Азаров говорил о 500 миллиардах. Мне представляется, что это инвестиционная ёмкость украинской экономики — 0,5 триллиона долларов. Знаете, как говорят: «В России для того, чтобы поднять ЖКХ, надо привлечь 6 или 9 триллионов рублей». Об этом говорили практически все чиновники, возглавлявшие эту сферу. Понятно, что это разговор идёт не о предоставлении единовременной суммы или разбитой по годам, а разговор идёт об инвестиционной ёмкости всей сферы ЖКХ.

    Вот господин Азаров говорил о том, какой суммарный объём инвестиций нужен украинской экономике. Он говорил о 500 миллиардах. У меня вопрос. Он каким образом эту цифру выводил? И почему ровно 500? А почему не 510 или 550 хотя бы? Я уже не говорю о том, что можно было сказать «501,5 миллиарда долларов». По крайней мере, он бы заслужил уважения среди коллег-экономистов. Но он сказал — ровно 500 миллиардов. И мы клюкнули и посчитали, что слова господина Азарова следует воспринимать как чистую монету. Мне кажется, что это не совсем так.

    Доброе утро, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте, Никита. Александр меня зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, что большие суммы, которые вначале озвучиваются — 20 миллиардов Януковичу и 40 миллиардов сейчас — это некая морковка, которая должна и население, и истеблишмент украинский приводить в состояние движения и восторга. А потом следуют реальные цифры. Вот такое моё мнение.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы знаете, я буквально вчера наткнулся на объявление на одном из сайтов бесплатных заявок о продаже новейшего британского броневика. Понятно, что это не российский продавец, а украинский. Тем не менее не успели получить… Может быть, это, кстати, и фейк был, не знаю. Но скриншот был подлинный, с фотографией и со всеми прочими тактико-техническими характеристиками. И, соответственно, комментарий был: «Не успели получить, уже выставили на продажу».

    Кстати говоря, откуда берутся 40 миллиардов? Международные кредитные организации, несмотря на «мусорный» рейтинг Украины, обещают эти 40 миллиардов, что называется, в целом, всего. Два основных кредитора, а именно Всемирный банк и МВФ, обещают одобрить выделение масштабной финансовой помощи в следующих размерах. Всемирный банк готов выделить 2 миллиарда в 2015-м, а Международный валютный фонд — 17,5 (правда, предварительно на четыре года). А дальше идут 1,8 миллиарда от ЕС, 500 миллионов евро от Германии, 100 миллионов евро от Польши, 300 миллионов уже долларов от правительства Японии, 2 миллиарда от Европейского инвестиционного банка и ЕБРР, подтверждённые программой — в сумме получается 40 миллиардов.

    То есть это не из одного и не из двух котелков, мешочков. Это исходя из того, насколько быстро та или страна, то или иное институциональное сообщество одобрит и предоставит эти деньги. Так что 40 миллиардов — это общая сумма. Какой она будет на самом деле и будет ли она вообще — это большой-большой вопрос. И я, кстати говоря, не имею ответа на этот вопрос. Я хотел посоветоваться с вами.

    Доброе утро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хочу высказать своё мнение. Смотрите, были Литва, Латвия, Эстония, была Польша (32 миллиона человек на тот момент, и Польша всё-таки имела связи с Германией). А здесь МВФ будет ставить эксперимент по удушению экономики. Мы же все знаем, как МВФ работает и какие требования выдвинули Яценюку: сокращение бюджетников; повышение тарифов в пять-шесть раз, по-моему, имеется в виду тарифов ЖКХ; убрать дотации на газ для промышленности и для населения. Собственно, это очень для них, видимо, важный момент — именно посмотреть, работают ли эти вещи.

    В Украине останется сельское хозяйство, не останется никакой промышленности, сфера обслуживания — посмотрите, как будет. Потому что со страной с таким промышленным потенциалом и таким населением ещё МВФ не работал по своей схеме. Что будет с Украиной — понятно. Но тут у меня один вопрос к вам, как к специалисту. Видно, что всё-таки Азаров более профессиональный и деловой человек, чем Яценюк. Понятно, что Яценюк просто пустое место, несмотря на пропаганду. Они непрофессиональные и не умеют работать. МВФ будет давать под это всё?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так оно под Яценюка-то как раз и даёт. Насчёт профессионализма Азарова. Если бы он был таким мегапрофессионалом, то, наверное, никакого бы Майдана не случилось.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос. А темпы роста экономики? Действительно развитие — 2010–2014 годы.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Присутствовали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Понятно, сейчас падение жуткое, сейчас же нет никакого роста. То есть всё-таки у Азарова есть какая-то конкретика именно по работе.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам за звонок. Я вам должен сказать, что Майдан с самого начала случился не из-за безграмотной и непрофессиональной политики Азарова и Януковича, а из-за того, что задолбали олигархи, задолбала коррупция. И люди действительно давали деньги и отправляли туда своих сыновей, дочерей, потому что устали от той жизни. Вот то, во что эта революция превратилась — это то, что мы сегодня наблюдаем. То есть олигархи остались на своих местах, а самым пострадавшим является, наверное, господин Ахметов, поскольку он исторически был ближе к донецкому региону. И по Крыму он тоже погорел. Ну, в Крыму погорели многие, практически все украинские олигархи (тот же Коломойский, например).

    Тем не менее, что касается Яценюка, то это чиновник, и чиновник не такой он уж и плохой. Другой вопрос, что нет идеологии. И вот эту идеологию, как мне представляется, Яценюку и компании предоставила Америка. Почему они сейчас и говорят о том, что «вы должны снизить размеры социальных пособий, вы должны резко увеличить, в разы, в пять-шесть раз, тарифы на газ для населения, при этом прекратить дотировать „Нафтогаз“». Почему? Потому что «Нафтогаз» — коррупционная и непрозрачная организация. И если уж помогать, то помогать наиболее бедной части украинского общества, а это 15–20% населения. Вот им адресно и нужно давать деньги при повышении тарифов на оплату газа.

    «Не лукавьте, деньги Запада идут на войну в Новороссии», — 343-й. Вот я, собственно, об этом-то и говорю. Если не прекратятся военные действия, то с большой долей вероятности деньги, которые будет предоставлять Запад, пойдут как раз на финансирование военных действий.

    «С кредитами для Украины вообще непонятно, — пишет нам 08-й. — Если нам их дают, то для того, чтобы перекачивать ресурсы и капитализм из России. То на Украине перекачивать-то нечего. Они что, Украину просто в долларовую кабалу на все времена хотят погрузить?» В общем и целом — да.

    «В феврале 2014 года никто не думал, что будет война и внешнее вмешательство в дела Украины. И потом, а куда делись наши триллиарды?» — спрашивает Николай. Кстати говоря, очень интересный вопрос. Ведь Украина выходила на российский Минфин с предложением реструктурировать двухгодичные облигации, которые купил Минфин и погашение которых должно наступить в этом году, в размере 3 миллиардов. Что говорил Силуанов? «Украина обратилась с просьбой рассмотреть вопрос о реструктуризации долга. У меня были переговоры с моим киевским коллегой». Но насколько я знаю, решение не принято.

    Больше того, если сильно ничего не изменится, мы в конце этого года будем требовать возврата этих 3 миллиардов. При этом нет никакой гарантии, что Украина, у которой внешний долг 30 миллиардов, а обещанная морковка, как сказал один из наших слушателей, 40 миллиардов (которые Украина, конечно же, никогда не получит), то перекроет этот долг, и будет возможность выделить хотя бы те самые 3 миллиарда, о которых спрашивает Николай.

    Давайте к звонкам. Доброе утро, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Судя по информации…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы где?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Мы слышим вас, слышим. Говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Придётся заплатить порядка…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Пропадаете, извините.

    «Чего вы молчите, что у нас все реформы идут тоже по указке МВФ?» — пишет нам с сайта Юрий. Юрий, какие конкретно реформы сейчас идут вообще в России и какие из тех реформ, которые всё-таки идут (потому что реформы — это изменения в лучшие сторону), делаются по указке МВФ? У меня, например, большой вопрос, причём два. Первый: какие конкретно реформы идут в России вообще, то есть изменения к лучшему? И второй вопрос: а какие, собственно, по указке МВФ? Мне кажется, ни одной.

    «МВФ уже это всё опробовал на нас в начале 90-х годов». МВФ — несмотря на заскорузлость, институт весьма и весьма подвижный. Например, резкого снижения, как это было в начале 90-х, социального обеспечения в России он с Украины уже не требует, потому что там люди имеют смелость и имеют мужество признавать ошибки. В то же время нужно понимать, что МВФ — это организация, которая была создана сразу после Второй мировой войны и по указке американцев. Для чего? Для того чтобы, как мы с вами понимаем, прежде всего поднимать экономику Соединённых Штатов, открывать новые рынки для американской продукции и насаждать зависимость от американской валюты, ведь не зря же кредиты выдаются в долларах.

    Это так же, как и Всемирный банк — одна из двух структур, которая неявной целью ставит поддержку американской модели развития. А что такое американская модель развития? «Мы первые. Мы стали абсолютными чемпионами по итогам Второй мировой войны», — я про 90-е уже молчу. Поэтому явно или неявно… Здесь же нужно вспомнить о плане Маршалла, который закончился в 60-х годах, простите, и в нём участвовало 17 государств. Почему, кстати говоря, Европа до сих пор оборачивается на Америку? Это менталитет с тех времён. Так вот, к разговору о том, что МВФ подвижен. МВФ подвижен, но за деревьями многие из нас не видят леса, потому что лес остался тем же — Соединённые Штаты и их экономическая модель.

    Доброе утро. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, когда будет внедряться свободная торговля от Лиссабона до Владивостока? И кто это сказал?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Об этом говорила госпожа Меркель, причём говорила неоднократно. Внедряться, я надеюсь, это не будет никогда, потому что это крест на нашей промышленности, мы просто не выдержим конкуренции с западной продукцией. Да что там, сельское хозяйство: до 90% экспорта мяса птицы субсидируется правительством Соединённых Штатов. Почему с Польшей, с этими несчастными яблоками был такой скандал? Да потому что до двух третей цены, по которой яблоки отправлялись в России, субсидировалось польским правительством. Вот и всё. То есть фермеры потеряли не столько рынок сбыта, сколько гарантированную возможность получать значительную часть денег назад от польского правительства или, в данном случае если мы говорим об Америке, от американского. Но ровно та же ситуация происходит и в других странах Евросоюза — огромные дотации. Так вот в этих условиях никакого равного соперничества в зоне свободной торговли между Россией и Европой не получится.

    Я уже не говорю о промышленных товаров. Я настаиваю на том, что мы должны развивать контрсанкции, мы должны разворачивать протекционистские усилия по защите внутреннего отечественного производителя. Но если мы хотя бы просто вступим в дискуссию о зоне свободной торговли, мы можем попрощаться с отечественным производством, ни о каком импортозамещении можно уже будет даже не вспоминать. «Качайте свою нефть, свой газ, свои металлы. Мы вам всё остальное поставим. И потом, вы же энергетическая сверхдержава, ведь правда?» А что говорить о продукции оборонки? Она никому не нужна. Тем более стандарты в Евросоюзе несколько иные, мягко скажем, натовские стандарты несколько иные по сравнению со стандартами российскими.

    А вот как российское правительство собирается разбираться с кризисом, мы поговорим после новостей.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я, Никита Кричевский. И мы продолжаем нашу программу. И, как обычно, хвосты надо завершить, закольцевать тему Украины, потому что впереди не менее важная и интересная тема касаемо российского антикризисного плана, в частности, (ой, не знаю даже, как назвать), скажем аккуратно, официального списка системообразующих предприятий, который представило на днях Минэкономразвития России. Но прежде хвосты, как обычно.

    «Стоп-стоп-стоп! Про свободное пространство от Лиссабона до Владивостока несколько лет назад упоминал ещё наш президент. Или я ошибаюсь?» — спрашивает Николай, чей мобильный номер заканчивается на 312. Действительно, эти разговоры были и со стороны господина Путина, и со стороны тех господ, которые возглавляют правительства в западных странах. Эта идея действительно была, но она была не в плане немедленного создания и немедленного воплощения. Она была как перспективная цель. И слава богу, что сегодня господин Путин об этой идее забыл.

    А вот госпожа Меркель вытащила её, отряхнула от нафталина и представила в качестве очередной заманухи для господина Путина и для общественного мнения в России. Слава богу, мы стали понимать несколько больше в российской экономике, во влиянии на нашу экономику западных институтов, и стали чуть лучше разбираться в том, по какому пути нам бы следовало идти.

    В конце концов — и здесь нужно сказать огромное спасибо нашим либеральным фондам, — у нас появились в свободном доступе книги. В частности, лекции графа Витте, которые он читал Великому князю в начале прошлого века. Очень интересная книга, я настоятельно рекомендую её приобрести всем, кто интересуется экономикой и кто чувствует себя не очень комфортно в плане экономической теории. Там с азов. И, кстати говоря, там протекционизм рассматривается как нечто само собой разумеющееся. А почему бы и нет? И даже приводятся конкретные фактологические и статистические подтверждения правильности и успешности этого пути, этого направления.

    «Таких изящных, моложавых и холёных русских профессоров не бывает. Вы наверняка потомок польской шляхты. Слушать вас одно восхищение. Спасибо вам огромное». Нет, я не потомок польской шляхты. Если бы я был потомком, я бы, наверное, говорил несколько иначе. Это Стася.

    Марина: «Разгромив промышленность Украины, США тем самым наносят дополнительный удар по промышленности России». Нет, дорогая Марина! Почему? Да потому что мы действительно потеряли очень серьёзные объёмы заказов в АПК, которые мы размещали на восточно-украинских предприятиях. Я перечислю только три: это харьковское НПО «Хартрон», это запорожский «Мотор Сич» и, конечно «Южмаш». Первые осуществляли поставку двигателей для российских вертолётов, а вторые проводили регламентные работы с российскими межконтинентальными баллистическими ракетами.

    Кстати говоря, летом прошлого года одним из первых указов господина Порошенко было прекращение всякого сотрудничества с российской оборонкой. Украина враз потеряла 500 миллионов долларов ежегодно внешних доходов, потому что оборонка у нас финансируется исправно. Ну, господин Порошенко это сделал. И наверняка вы помните, как господин Путин указал, приказал (называйте это, как хотите) наладить импортозамещение в военной сфере в течение 1,5–2 лет. Это как раз оттуда, это как раз после указа господина Порошенко.

    «Здравствуйте. Автора повторите, пожалуйста», — спрашивает 697-й. Витте. Это его лекции, он автор. Вы можете найти это… Я сейчас не могу воспроизвести точное название этой книжки, но если вы придёте в книжный магазин и наберёте в местном поисковике фамилию автор «Витте» — тут же вы увидите, что эта книжка есть. И она, кстати говоря, есть и в электронном формате, вы можете её преспокойно скачать.

    Давайте идти дальше, потому что SMS и сообщения с сайта можно читать всю оставшуюся часть программы.

    Как я уже говорил, на этой неделе Минэкономразвития представило перечень системообразующих предприятий. Нечто такое же в конце декабря 2008 года было представлено предыдущим Минэкономразвития. Этот список из 297 предприятий есть, мы его в своё время в «Экономике по-русски» обсуждали. Сегодня появился новый список. Всё отличие старого списка от нового в том, что в старом было 295 предприятий, а в новом 199; и в старом предприятия были структурированы по отраслям (транспорт, энергетика, нефть, газ, уголь, металлургия, химия, нефтехимия и прочие), в этот раз по алфавиту. Инновации, господа. А теперь давайте смотреть, какие конкретно компании вошли в этот перечень.

    Оборонка: «Концерн ПВО „Алмаз-Антей“»; «Государственный космический научно-производственный центр Хруничева»; «Завод Дегтярёва» в Коврове; «НПО Лавочкина»; «НПЦ автоматики и приборостроения имени Пилюгина»; «Объединённая авиастроительная компания»; «Объединённая ракетно-космическая корпорация»; «ОСК», «Корпорация „Тактическое ракетное вооружение“»; «Уралвагонзавод»; «Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры»; «Российский научный центр „Курчатовский институт“».

    У меня сразу вопрос. У нас госпредприятия оборонно-промышленного комплекса вдруг стали нуждаться в ещё большей опеке со стороны Правительства? Или, может быть, какие-то новости прошли мимо меня? Почему предприятия оборонки, часть которых я перечислил, вдруг вошли в список системообразующих предприятий? Предполагается, что это предприятия, которым будет оказываться поддержка в первую очередь.

    Идём дальше. Я напоминаю, что этот список по алфавиту, я специально для вас выписал некоторые компании.

    Транспорт и инфраструктура: «Аэрофлот»; «Международный аэропорт Шереметьево»; «РЖД»; «Россети»; «Ростелеком»; «Совкомфлот»; «Транснефть». Ну, «РЖД» здесь выключим. У остальных компаний, насколько мне известно, никаких особых финансовых и прочих имущественных проблем на сегодняшний день нет. При этом значительная часть этих компаний является полностью или частично государственными — так же, как и оборонка.

    Сырьевые компании: «Алроса», «Башнефть»; «Газпром»; «Зарубежнефть»; «Роснефть»; «Татнефть имени Шашина». Снова госкомпании, компании с государственным участием, компании сырьевые, компании, которые работают на экспорт, имеют весьма и весьма устойчивое финансовое положение (по крайней мере, если верить словам руководителя «Роснефти» господина Сечина).

    Как всегда, как и шесть лет назад, так и сегодня в списке системообразующих предприятий обильно представлены офшоры, господа хорошие: «Евраз Холдинг»; «Евроцемент групп»; «ЛУКОЙЛ» (там 9% на кипрской компании); «Магнитогорский металлургический комбинат»; «Мечел»; «Новолипецкий металлургический комбинат»; «Русал» (куда же без него?); «Северсталь»; «Уралкалий». Предполагается, что мы будем помогать и офшорам.

    Это к вопросу о том, как спрашивала София, точнее, не спрашивала, а советовала: «А давайте погашать корпоративные долги американскими ценными бумажками, которые находятся в составе международных резервов Российской Федерации», — то есть принадлежат, в общем-то, всем нам. Вот вопрос. Если взять «Русал» или «Уралкалий», или «Мечел», или «Новолипецкий комбинат» (там две кипрские компании в учредителях), мы будем в Никосию, в Лимасол или куда отправлять эти treasuries? София, если найдёте что-нибудь ответить — напишите.

    Дальше идём. Ритейл: «Аптечная сеть 36,6»; аптеки «Ригла»; «Ашан»; «Дикси Групп»; «Виктория»; «Лента»; «М.видео»; «Метро»; «О’КЕЙ»; «Седьмой континент»; X5 Retail Group; «Тандер». Если вы не услышали названия бренда «Магнит» в этом списке, не переживайте, потому что «Тандер» — это управляющая компания собственно самого «Магнита». Так вот «Тандеру» мы тоже будем как бы помогать, потому что считается, что «Магнит» — это системообразующее предприятие. Мне это не вполне понятно. Потому что если бы это было реализовано по классической купеческой схеме, когда ты сегодня покупаешь, а завтра реализуешь (покупаешь, естественно, на свои либо заёмные деньги) — это один разговор. А когда ты берёшь на реализацию, да ещё расплачиваешься через 100 дней после того, как получил товар — это разговор совершенно другой. Ты не посредник, ты не коммерсант. Ты в простонародье спекулянт. Это моё личное мнение.

    Энергетика: «ФСК»; «ТГК» (несколько ТГК); «РусГидро»; «Кузбассэнерго»; «Иркутскэнерго»; «Квадра»; «Интер РАО» и так далее. Во-первых, энергетика не сказать, что жирует, но очень плотно сидит на нас, на наших кошельках. Во-вторых, здесь опять в одну кучу свалены и госкомпании, и офшоры, например: государственное «Интер РАО» и прохоровское «Квадра», оформленное опять же на две кипрские компании. «Волжская ТГК», «Башкирская генерирующая компания» и прочее.

    На что им будут предоставляться деньги либо госгарантии? На что? На инвестпрограммы? И если у всех этих компаний возникают проблемы с финансовой устойчивостью либо проблемы с поддержанием необходимого уровня рентабельности, то, может быть, прежде уволить тех, кто довёл эти компании до такого состояния? Здесь прежде всего разговор, естественно, о «Мечеле». А потом уже говорить о том, что «мы вас включим в список и будем помогать вам, в том числе бюджетными и госгарантиями» — что, по сути, те же бюджетные деньги, то есть деньги, которые собираются с нас вами.

    И наконец, последнее — застройщики, господа. Застройщики: «ПИК»; «СУ-155»; «Мортон»; «ЛСР»; «Интеко»; «Главстрой».

    Я не знаю, кто составлял этот список. Я не знаю, какие критерии были в голове у этих людей. Я не уверен, что этот список видел кто-то в высших слоях управления страной (я имею в виду прежде всего Медведева и Путина). Я полагаю, что это был перечень или список для галочки: «Вот видите? Мы сделали». Что такое системообразующие предприятия, мне тоже не совсем понятно. Как, например, управляющая компания «Магнит» может считаться системообразующим предприятием? Да завтра господин Арутюнян-Галицкий ликвидирует «Тандер» и на место «Тандера» поставит ЗАО «Чё-хана» (через «о» или через «ё»), к примеру, и проблема с системообразующим предприятием ЗАО «Тандер» рассосётся сама собой.

    И всё же у меня вопрос к вам, господа хорошие. Кому на самом деле помогать? Может быть, кто-то из высоких правительственных чинов нас сейчас слушает. 73-73-948. Доброе утро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Меня зовут Виталий. Скажите, пожалуйста, Никита, вы человек грамотный, много знаете. Предположим, санкций никаких нет, баррель нефти 200 долларов. Я не думаю, что у нас в стране даже в течение пяти лет что-то сильно изменится для общей массы населения.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: И?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот то, о чём вы сейчас говорите, что они будут кому-то помогать. Мне кажется, они всё время помогают только сами себе, а о народе они постоянно забывают. А народу говорят: «Мы вам помогаем».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так я вас потому и спрашиваю: кому помогать-то? Я вам представил несколько компаний из перечня системообразующих и задаю вопрос: кому помогать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что у нас во власти же есть люди, которые конкретно знают, кто реально будет заниматься делами, а кто будет просто воровать. Или никто там ничего не знает? Тогда для чего вообще нам государство?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Очень хорошее замечание, спасибо вам огромное. Действительно, прежде чем оказывать кому-то помощь: а) надо разобраться с менеджментом; б) надо исключить любую возможность увода денег в те же офшоры. Ведь никто не запрещает тому же «Русалу» или тому же «Мечелу» сказать: «Вы знаете, а мы должны кипрской компании такой-то, поэтому часть денег мы просто вынуждены отправить, иначе нам грозит дефолт». А то, что эта кипрская компания явно или неявно аффилирована с тем же самым менеджментом (в случае с «Мечелом» — с тем же самым господином Зюзиным) — это уже никого не волнует. И вы здесь абсолютно правы.

    Положа руку на это самое место, Жора пишет нам на сайте: «Будущее за плановой социалистической экономикой. Или нет? Может, ответите объективно?» Социалистическая экономика предполагает общественную собственность на средства производства — это тупиковый путь. Кроме того, план предполагает администрирование очень многих вещей, прежде всего ценообразования (социализм ведь, план). Ценообразование отлично от ценообразования рыночного. Скажите мне, как любой чиновник, например, в Госплане или в Госкомцене может знать, сколько может стоить через год набор булавок и насколько они будут востребованы на рынке? У меня в этом большие сомнения. Или, например, соль.

    Таким образом, мы рано или поздно снова и снова будем сталкиваться с перекосами в системе хозяйства, что было характерно для 80-х годов. И рано или поздно это приведёт к дефициту. Почему? Потому что всё больше и больше денег будет уходить на поддержку тех компаний, которые производят средства производства — например, комбайны. Характерный пример 80-х годов — «Дон-1500». Существовало более десятка модификаций этого комбайна от самых дешёвых до комбайнов, которые стоили в 1,5 раза дороже в сравнении с наиболее бюджетными аналогами. Так вот, продавали-то как раз и предлагали как раз самые дорогие. Тем самым на бумаге увеличивалось количество денег, то есть выручка, а, по сути, оказывалось, что комбайнов продавалось меньше. И аграрии эти комбайны просто не выбирали, прежде всего потому что денег не хватало. Об этом можно говорить долго-долго. Давайте примем следующий звонок.

    Добрый день, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Спасибо, Никита, за квалифицированность. Особенно этот список впечатляет сильно. Виктор Михайлович меня зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Добрый день, Виктор Михайлович.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, цель этого списка — сохранить существующую систему коррупции, воровства, невежества. Это всё же понятно. С какого рожна действительно государство должно помогать частным компаниям, да ещё и офшорным? Они продают акции на бирже. Если у них что-то не получается — пусть отдают акции государству. И с ними разберутся, государство их будет продавать. «Ашан» какой? Что это такое?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, кстати говоря, дочки иностранных компаний. Не совсем так. Если вы хотите получить денег от государства, то будьте добры не под экспортную выручку, как это было в 2008–2009-м, а под пакеты ценных бумаг, причём в том объёме, в котором предлагает вам государство, ребята. «Спасайте свои задницы. Горят. А иначе — тюрьма. И не спрячетесь, например, в Лондоне или ещё где-то». Хорошо, от государства, может быть, где-то и спрячетесь. А вот, например, от негосударственных банкиров, я уверен, что нет, потому что найдут и там. И сколько таких случаев, кстати говоря, не вполне публичных.

    Андрей из Нижнего Новгорода представляет нам подсказку по поводу господина Витте. Книга называется «Конспект лекций о Народном и Государственном хозяйстве, читанных Его Императорскому Высочеству Великому Князю Михаилу Александровичу в 1900–1902 гг.». И тут же даёт ссылку на электронную версию этой книги, тем самым подтверждая мою фразу о том, что в Интернете эта книга тоже есть.

    «Был доллар 100, не было санкций — ну и многие ли жили в раю?» 488-й, мне непонятна ваша логика. Причём здесь «доллар 100»? И как это соотносится с санкциями?

    «Вы знаете, очень сомневаюсь, что перечисленные вами компании могут мирно распилить поддержку в виде Стабфонда. Скорее всего, начнутся бандитские войны за пилёж пирога». Каким образом, например, «Роснефть» будет воевать с «Аэрофлотом» или «ЛУКОЙЛ» с тем же «Мечелом?» Очень и очень большой вопрос.

    Добрый день, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Игорь Юрьевич зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Игорь Юрьевич.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Спасибо вам большое за список, который вы продиктовали. У меня кардинальное есть предложение: помогать никому не надо, надо создавать условия в России для того, чтобы предприятия могли получать выручку и народ жил богато. Например, мы вывозим лес в Финляндию, там финны обеспечивают переработку, много целлюлозных фабрик, печать буклетов, бумаги. Если вывоз сырья и материалов обложить огромнейшими таможенными пошлинами и создать льготные таможенные пошлины на вывоз продуктов готовых (например, мебели), я думаю, что у нас Карелия начнёт процветать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Знаете, по оценкам, 55% мебели, которая продаётся в России, производится опять же здесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так это только 55%. А почему не 100%? Это мы 45% даём денег Финляндии. А если посмотреть…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет-нет-нет, не только Финляндии. Потому что всегда будет существовать элитный сегмент, и всегда будет присутствовать спрос на элитную мебель, которая производится, например, в Италии.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но её рынок значительно меньше, чем рынок массовой мебели.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ещё один момент, связанный с Финляндией. Они уже здесь. Они уже здесь организовали и образовали дочки. Они уже работают внутри страны.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, хорошо. Второй пример. Я очень хорошо знаком с лёгкой промышленностью. Я могу вам сказать так. Сейчас реформы и эти курсы доллара… У нас своё производство здесь в России не одно. Сырьевая составляющая резко увеличилась, порядка на 40–50%, потому что, как правило, вся лёгкая промышленность держится на тканях, на поставках этой продукции из Китая. Вопрос решается очень просто: создать условия для того, чтобы эти ткани производились в России. Посмотрите, что у нас происходит с Иваново.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не объясняйте, это всё понятно. Действительно этот список вызывает огромное количество вопросов. И зачем его перерабатывать и прорабатывать? Надо просто выкинуть на помойку. И я уверен, что это случится, но случится, как мне представляется, весьма и весьма скоро, но не завтра. Скоро. Возможно, даже в марте. Каким образом? Правительство поменяют. А правда это или нет, узнаем очень скоро. Новости.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: «Антикризис профессора Кричевского», заключительная получасовочка. Как всегда, хвосты, которые накапливаются во время новостей.

    Евгений пишет нам о том, что Витте усугубил кризис царской России, а я советую его книгу. Во-первых, книга об экономической теории. А во-вторых, я с вами буду спорить просто до посинения по поводу кризиса в царской России во времена правления господина Витте. И вместе со мной будет спорить, кстати говоря, Транссибирская магистраль — ну, в качестве одного из подпунктов, одного из союзников.

    Кого это я так страстно обнимал в полосатой одёжке? Смотрите, ничего не уходит от слушателей. Ну ничего! Вот камеры стоят просто на каждом буквально шагу. Карпов пришёл, Карпов Владимир Викторович. Вместе «здрасте» сказал, что я пророчу отставку Правительства, что я рою под него яму. Я не пророчу отставку, я всего лишь в данном случае транслирую версию, которую мне неделю назад высказал один очень и очень близкий к Администрации президента товарищ. Можно его даже называть «вторым рукопожатием». Сбудется, не сбудется — посмотрим. Вроде как вопрос решён. А вот кто будет вместо Дмитрия Анатольевича и куда он уйдёт? Я на этот вопрос не могу ответить. Собственно, я его и не задавал. Но посмотрим.

    Евгений: «Нужна многоукладная экономика, а не чистый социализм и капитализм». Кто же спорит-то? «Цену булавок можно элементарно определить с помощью статистики». Наверное, можно. По крайней мере, 70 лет пытались.

    «Господин профессор, вы всё время стараетесь отмыть рынок, но ведь чёрного кобеля не отмоешь добела». Это где я его, господа, стараюсь отмыть? И что вы понимаете под рынком? Хайек, например, понимал рынок как систему рассеянных знаний. А вы что понимаете? Может быть, это место по обмену информацией? Причём информацией, которая содержится у агентов экономики. А что такое информация? Это цена за продукцию, за товар, за услуги. Вчера была одна цена, сегодня — другая.

    По поводу статистики булавок тоже вопрос открытый, потому что ведь никто же не знает, по какой цене, скажем, через девять месяцев вы будете покупать сталь либо какие-то дополнительные комплектующие для этих булавок. Вы по статистике определите, что это будет стоить, предположим, 10 рублей, а окажется, что к концу года 10 рублей — это будет убыток (я имею в виду за пачку булавок).

    Это то, что было с сайта. SMS-сообщения. «Почему бы на кратковременный период — лет на десять — не ввести валютный контроль?» Я тоже не понимаю, почему его не ввести лет на десять, а вообще бессрочно. Что бы мы ни говорили, что бы мы ни предпринимали в части облегчения бюджетного бремени нашего доблестного Правительства, мы так или иначе упираемся в проблему оттока капитала, вывода денег из России. Потому что обнальщики как существовали, так и существуют. Контракты, которые заключаются с офшорами и оплачиваются из России, а часть денег остаётся там — тоже никуда не делись. Капиталы, так называемые прямые иностранные инвестиции, как поступали с территорий с льготным налогообложением (по сути, это выведенные из России деньги в прошлые периоды), так по-прежнему и поступают.

    Вот как ни крути, что ни возьми — соцобеспечение, пенсионка, наполнение бюджета — да всё упирается в эту проблему серого неконтролируемого официально Правительством сектора экономики. Деньги уходят, деньги выводятся, а мы говорим: «А давайте пенсионный возраст увеличим». — «Ну, давайте». По сути, мы работаем в половине экономике, которая является учитываемой официально. А серая экономика как была, так и осталась. Ну, повысьте пенсионный возраст. Да нам плевать! У нас деньги как уходили, так и уходят. Но проблем в том, что деньги уходят не из абстрактной экономики, а из конкретного общества. То есть это деньги, которые не приходят ни в бюджет, ни в Пенсионный фонд, ни в другие фонды. Да те же самые чёрные зарплаты, да те же самые неучитываемые доходы.

    Ведь никто же не говорит о том, что сегодня индивидуальный предприниматель по упрощённой схеме может платить 6% — и всё. Все считают, что не надо светиться, не надо привлекать к себе внимание, не надо регистрироваться, не надо переходить на свет, потому что так или иначе поймают, накроют, насчитают и оштрафуют. Ну, дай бог. Но если это уже больше 20 лет практикуется в головах у предпринимателей — да что там, у большинства российского населения — так государство должно не объяснять, какое оно белое и пушистое, а должно действовать более жёстко и, скажем, наказывать не штрафами за налоговые преступления, а реальными сроками, и делать это максимально публично.

    По поводу выхода из ВТО постоянно вопросы приходят и на сайт, и на SMS-сообщения, на SMS-портал. Я вам должен сказать, что в настоящее время заниматься протекционизмом нам не мешает ни ВТО, ни что-либо другое, потому что против нас, как мне представляется, объявлены санкции, которые, давайте говорить обтекаемо, не вполне соответствуют духу и букве Всемирной торговой организации. Ну и что нам мешает вводить контрсанкции? Что нам мешает вводить протекционизм? То есть за санкции мы не спрашиваем у ВТО, правильно ли это сделано или нет, а вот за контрсанкции, за меры по протекционизму мы должны отчитываться перед ВТО? Да посылать просто! Просто посылать!

    Сказать: «Хорошо. Давайте сделаем полностью равноправные условия. Но вы: а) наложили на нас санкции и ограничения финансовые — то есть крупнейшие российские банки не могут перекредитоваться и просто получить ссуды в банках западных, будь то американские или европейские, в долларах и в евро; и б) санкции против нас объявлены технологические — то есть мы не можем в тех же объёмах и по тем же планам, например, заниматься разработкой новых сырьевых месторождений либо заниматься производством продукции двойного назначения». Двойное назначение — понятие, трактуемое чрезвычайно широко. Это может быть и лошадь, поскольку военную кавалерию никто не сбрасывал со счетов. Это может быть и программное обеспечение для ракеты, например подводного базирования.

    Давайте один звоночек — и перейдём к последней теме. Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Вот вы профэссор. Объясните мне, простой и глупенькой, на таком примере. В декабре месяце был продан Воронежский фармацевтический завод американцам в разгар, как говорится, санкций и всего прочего, и доллар уже скакнул, а рубль обесценился. Как так получается? Может, они сидели и ждали, чтобы всё скупить тут у нас по дешёвке, под шумок санкций-то, а?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушайте, я не знаю ситуацию с Воронежским фармацевтическим заводом. Я не готов отвечать за эту сделку, кто кому продал и по каким основаниям это случилось. Если вы считаете, что я хочу представить нашу экономику и нашу страну эдакой такой образцовой экономикой — свободной от коррупции, свободной от стяжательства, от алчности, тех же коммерсов, — вы глубоко ошибаетесь. Я только что вам говорил о том, что половина нашей экономики неучитываемая, то есть находится в серой зоне. А вы мне говорите: «Если вы профэссор…» И я такой думаю: «Оп-па! Никита Александрович, ждите, сейчас получите». А это, оказывается, всего лишь про Воронежский фармацевтический завод, который якобы продали американцам. Я не знаю, на каком основании продали американцами, и на самом деле американцы ли там были — это первое. И второе. А кто вам сказал, что за этой компанией стоят американцы, а не наши, например, соотечественники? Это вопрос. Давайте не будем углубляться, потому что мы деталей не знаем.

    Остаётся совсем мало времени. По поводу импортозамещения давайте продолжать. Мы не будем сейчас обсуждать расширение денежной массы, что называется, монетизацию экономики; мы не будем говорить о протекционизме, об этом как-нибудь после. Давайте поговорим о тех местностях, о тех производственных площадках, на которых это импортозамещение можно развивать.

    Так вот, по моему глубокому убеждению, это особые экономические зоны, если говорить об их административном наполнении. А по географическому расположению это моногорода. Здесь очень интересен вопрос о налоговых преференциях и льготах, которые могут получить эти зоны, эти кластеры, где будет развиваться импортозамещение. Это, считайте, мини-лекция для тех, кто имеет отношение к принятию решений в этой области. Но прежде я вам дам небольшую историю вопроса.

    Первые упоминания о свободных экономических зонах датируются в истории новейшей России 1991 годом — ещё тогда, когда существовал Советский Союз. В 1991 году был принят закон «Об иностранных инвестициях в РСФСР», где понятие «свободная экономическая зона» упоминалось впервые. Иностранные инвесторы по этому закону получали ряд льгот: упрощённую регистрацию, пониженное налогообложение, долгосрочную аренду помещений по пониженным ставкам, минимальные таможенные пошлины и даже безвизовый режим. Понятно, что в политическом и экономическом хаосе того времени этот закон оказался невостребованным, что называется, было не до него. Да и к власти пришли несколько иные господа, отличны от тех, которые разрабатывали этот закон.

    В 1996 году начала разрабатываться экономическая и законодательная база уже не под свободные, а под особые экономические зоны. И тогда же, в 1996 году, была создана первая особая экономическая зона, как вы понимаете, в Калининграде. Почему в Калининграде? Потому что это эксклав, единственный эксклав в России, которому это было необходимо, просто как воздух. Вторая экономическая зона была создана в 1999 году в Магаданской области. И в том же году был разработан и вскоре забыт законопроект об особой экономической зоне в районе БАМа.

    На стыке 90-х и нулевых опыт создания экономических зон продолжился в Калмыкии, в Угличе, на Чукотке, в ЗАТО. Наверняка многие из вас это хорошо помнят. В частности, господин Ходорковский очень любил проводить значительную часть своих финансовых операций через фирмы, зарегистрированные в ЗАТО (закрытых административно-территориальных образованиях), за что впоследствии, кстати говоря, и пострадал. К особой экономической зоне в Калмыкии имеет самое непосредственное отношение дело господина Магнитского, и тоже разговор идёт об уходе от налогообложения.

    Сегодня мы живём по закону «Об особых экономических зонах», который был принят в 2005 году. В настоящее время в России существует 29 особых зон, 14 из которых туристско-рекреационные, господа — половина. Это в мировой экономике нонсенс. Туризм во всём мире считается прибыльным и привлекательным применением бизнес-талантов, только не в России. В России считается, что для развития туризма надо создавать особую туристско-рекреационную зону.

    О том, что проект особых зон в России провалился, я думаю, никому подробно объяснять не надо. Я приведу несколько цифр по сегодняшнему текущему состоянию особых зон. Как я уже сказал, 14 туристско-рекреационных из 29. На все 29 зон 354 резидента — по 12 на одну зону. Нормально, да? Вот огромная зона, территория, а там в среднем 12 резидентов. Объём инвестиций — 73 миллиарда преимущественно бюджетных рублей. Прирост с 2009-го по 2014 год компаний, которые там зарегистрированы — 211.

    И ещё один маленький нюанс, чтобы было окончательно всё понятно, особенно той даме, которая спрашивала по поводу Воронежского завода. В 2006 году на обустройство особых экономических зон был выделен миллиард бюджетных долларов (естественно, в рублях по тому курсу). Кто-нибудь отчитался за этот миллиард? Нет, конечно. Больше того, следы были запутаны настолько виртуозно, что даже административно-чиновничья подчинённость этой проблемы менялась чуть ли не ежегодно: сначала это было ОАО «Особые экономические зоны», потом это стало департаментом Минэкономразвития и так далее, и так далее, и так далее.

    Для сравнения по поводу налогов я приведу ситуацию в России и в странах БРИКС, буквально пунктирно. Что касается особых зон в России. Федеральный бюджет по налогу на прибыль — 0%. Бюджет региональный — от 0 до 13,5%. Стандартная ставка: 2% — в федеральный, 18% — в региональный бюджеты. Понятно, что особые экономические зоны сегодня платят не 0% в региональные бюджеты, которые сплошь дефицитные, а те самые 13,5%, просто больше нельзя. Налог на имущество — 0% (стандартная ставка — 2,2%). Земельный налог — 0% (стандартная ставка — 1,5%). Страховые взносы — 14% (стандартная ставка — 30% от фонда заработной платы без учёта профессиональных рисков).

    А теперь несколько слов о налоговых льготах в странах БРИКС. Бразилия. Самое главное — десять лет освобождения от НДФЛ (подоходного налога), помимо того, что существует масса таможенных льгот и прочих преференций. Китай. Для тех компаний, которые заняты в производственной сфере, предполагается освобождение от НДС. Стандартная ставка НДС в Китае — 17%. Кроме того, в Китае и в Индии существуют налоговые каникулы по налогу на прибыль. В Индии, например, с момента декларирования прибыли вы освобождаетесь полностью от её уплаты в течение пяти лет. Следующие пять лет вы платите налог на прибыль в половинном размере.

    В Китае существуют точно такие же налоговые каникулы по налогу на прибыль, но там несколько иная градация. Кстати говоря, ставка по налогу на прибыль в Китае… НДС — 17% (это к слову о том, что у нас налогообложение удушающее), а налог на прибыль в Китае — 33%. Не 20%, как в России, а 33% от прибыли. Так вот, налоговые каникулы для тех, кто работает в экономических зонах: насколько я помню, сейчас первые два года налог не взимается вовсе, а в последующие три года берётся так же, как и в Индии, в половинном размере.

    И буквально в завершение. Что производится в единственной на сегодняшний день особой экономической зоне Манаус в Бразилии? Видео-, аудиоаппаратура, микроволновки, компьютеры, периферийные устройства, фотокопировальные машины, телевизоры, телефонные аппараты, кондиционеры. Более 600 резидентов этой зоны (я напомню, в России их всего 354) специализируются на выпуске мотоциклов, велосипедов, часов, очков, продуктов питания, текстиля, детских игрушек, канцелярии. Кстати говоря, курс бразильского реала весьма и весьма, как считается, завышен по сравнению с ведущими резервными валютами мира. И несмотря на это высокотехнологичная техника в Бразилии, в Манаусе, производится и столь же эффективно реализуется прежде всего внутри самой Бразилии. Я это к тому, что если мы вдруг озадачимся неконкурентоспособностью тех будущих товаров, которые будут производиться в России в особых экономических зонах, то вот вам пример бразильской экономической зоны Манаус.

    А теперь вопрос к вам, господа. Как вы считаете, чтобы развивать импортозамещение в России, что нужно производить, например, в особых экономических зонах, кластерах, в моногородах? Про мебель мы уже говорили. Про фармацевтику, я думаю, тоже говорить не надо. Продукты питания — здесь, в общем-то, всё понятно. А что ещё? Это очень интересно, потому что здесь, например, я не могу дать однозначного ответа на этот вопрос. Давайте спросим у вас.

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Никита. Вы знаете, вообще-то мы можем производить всё, честно говоря, только для этого нужны инвестиции. Но, к сожалению, у нас их нет и не будет, и никто нам их не даст. Как нам сказали? Вы в передаче, по-моему, у Юрия Будкина говорили: «Господа, вы нам отдавайте золото, нефть, газ, алмазы, а вы будете картошечку сажать или ещё что-нибудь. А мы за вас всё решим. Вы купите всё». Вот в чём дело. У нас нет инвестиций, у нас нет финансов даже для инвестиций этих производств. О чём мы говорим сейчас? Понимаете, в чём дело, Никита?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо. Нет, дело не в этом. Дело в том, что у нас единственный форпост, который упирается в настоящее время — это Центральный банк. Центральный банк держит недомонетизированную российскую экономику в ужасающем стоимостном количестве. У нас сегодня менее половины денежной массы приходится в соотношении к ВВП страны. Для сравнения: в Китае — 188%; в Южной Корее — 138%. Инфляция — до свидания! В Китае, если мне не изменяет память — чуть более 3%; в Южной Корее — 2%. В чём у нас она должна быть? Из чего это вдруг инфляция у нас стала монетарной, то есть зависящей от количества денег? Она у нас всю дорогу прежде всего была зависима от тарифов естественных монополий. А в прошлом году и в начале этого года она стала зависеть ещё и от девальвации, господа. В то же время никто не мешает эмитировать деньги по известным схемам под проекты в реальном секторе экономики. Почему нет?

    «Главное — формирование дееспособной власти». Об этом и речь. «Бензин везём из Белоруссии…» Стоп! Это заводы, которые принадлежат российским нефтяным компаниям. Это называется «внешний толлинг». То есть вы вывозите сырье (такая схема ухода от налогов, причём абсолютно легальная), а ввозите уже переработанный готовый продукт — и имеете дополнительный гешефт, экономя на налогах.

    Успеем принять звоночек. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушаем. Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Святослав. Вы упомянули налоги. Вы знаете, между тем, во Франции довольно-таки высокие налоги, мы знаем, и это не мешает господину Якунину купить железнодорожную компанию французскую, 80%. Понимаете, здесь совершенно другое, вот уходы от налогов. Почему эти патриоты уводят…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо. Не об этом разговор. Я спрашивал совершенно конкретно.

    «Я бы развивал малую авиацию», — пишет 407-й. Why not? Почему нет? Давайте ещё звоночек. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Вы знаете, вопрос, конечно, интересный, но дело вот в чём. Не мы должны предлагать, а нам должны предлагать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А почему это вам должны предлагать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что у нас должен быть типа Госплан. Не только планировать стратегию развития страны, но и там должен быть перечень всех тех производств, которые предлагаются централизованно: «Люди, страна нуждается в этом, в этом, в этом. Вот это можно заменить». А уже условия, на которых всё это будет производиться — это уже вопрос второй. Чтобы те, кто хочет иметь производство, выпускать новую продукцию, знали, в чём страна готова помочь им.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое. Вам в противофазе возражает Антон: «Чтобы заниматься импортозамещением, надо меньше на радио профессоров, а больше реальных специалистов». Вот видите. Завтра будет экономикой заниматься выпускник инженерно-физического института, послезавтра — сельскохозяйственного. А вообще-то у нас экономикой уже 15 лет занимаются, извините, юристы. То же самое касается Госплана.

    Я же полагаю, что действительно не дело общества, нас с вами или государства указывать предпринимателю, чем ему заниматься. Государство, и в том числе мы с вами, просто должны создать условия для того, чтобы развивались эти предприниматели, чтобы полностью и в понятном объёме платились налоги, которые идут в том числе на содержание бюджетной сферы, чтобы не было проблем, как со здравоохранением или образованием. И до тех пор, пока мы эту систему внутри нашей страны не выстроим, взывать к совести или просить о помощи власти предержащих – занятие абсолютно пустое. Они просто не могут оказать нам помощь. Либо совместно — либо никак.

    «Антикризис профессора Кричевского», радио «Говорит Москва». Услышимся через неделю!

     

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus