• 11:05 Апрель 11, 2015

    В гостях

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! Это «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». И, как всегда, сразу же телефоны и иные средства коммуникации: Телефон: 73-73-948. SMS-сообщения: +7 (925) 8888-948. Сайт: govoritmoskva.ru . Twitter: govoritmsk.

    Много-много сообщений идёт сразу же по информации, которую сегодня неоднократно представляла Юлия Доренко. Например, Жираф Мариус пишет, что «The Wall Street Journal лукавит» — речь идёт о пяти факторах, которые повлияли на укрепление рубля в последние недели. «Цена на нефть стабилизировалась возле 60 гораздо раньше, санкции Западом продлены до конца года, так что эти факторы не могут влиять на укрепление», — это сообщение с сайта govoritmoskva.ru.

    Мы сегодня будем говорить об укреплении, и я буквально на пальцах покажу и докажу вам, что The Wall Street Journal в своих причинах, мягко скажем, не прав, он выдаёт желаемое за действительное, он смотрит на поверхность, он не зрит в корень. Но это будет позже, потому что в прошлой программе я обещал вам, что начинаем сегодняшний эфир с предпринимательского креатива — с того, какие предпринимательские услуги, какие бизнес-услуги вы хотели бы получить, вы хотели бы иметь.

    Буквально два слова, прежде чем мы начнём принимать звонки, о том, собственно, с чего родилась эта идея, с чего мы в прошлой программе заговорили о креативном предпринимательстве. Я кратенько процитировал историю нижегородского стартапера Ильи Осипова, который несколько лет назад сделал некую интернет-версию, интернет-портал по дистанционному обучению иностранным языкам. Но это не за плату, а, скажем так, по системе обмена, по системе бонусов. К примеру, вы 30 минут обучаете иностранца русскому языку — и эти же 30 минут, совершенно необязательно тот же иностранец, а какой-то другой человек обучает вас тому языку, который вам интересен в настоящий момент более всего.

    Дальше господин Осипов красочно описывал перипетии общения с чиновничеством от интернет-инноваций, от интернет-предпринимательства. Он рассказывал о том, какой отлуп получил в соответствующей структуре Нижегородской области. Дальше он говорил о том, что они попали в акселерационную программу федерального Фонда развития интернет-инициатив, даже повстречались с президентом, который дал «ценные советы», как развивать свой бизнес.

    И кончилось это всё тем, что этот Фонд развития интернет-инициатив выдвинул условия, которые господин Осипов посчитал для себя неприемлемыми. Фактически, чтобы не уходить в детали, этот фонд предложил вручить ему не 5, 7 или 10% акций от уставного капитала ООО, а золотую акцию — то есть без решения фонда было бы невозможно ни вводить новых учредителей, ни брать ссуды, кредиты, получать иное финансирование, ни, в конце концов, принимать какие-либо прочие важные для хозяйственной деятельности любого ООО решения.

    В итоге господин Осипов расстался со своими компаньонами, забрал интеллектуальную собственность, переехал в США. И сегодня community сайта (я специально не называю этот сайт), через который происходит процесс обучения, насчитывает порядка 50 тысяч человек постоянных пользователей, а в разные периоды это число доходит до 300 тысяч. Инвестиции поступили из России, из Латвии, из США. Основная масса пользователей — не русскоязычные, как изначально предполагалось, но испаноговорящие и англоязычные. Иными словами, вот такое счастливое разрешение некогда интересной, но, скажем так, весьма банальной и тривиальной интернет-бизнес-идеи.

    Я предложил вам неделю назад спуститься с небес на землю и поговорить — применительно к России, применительно к нам, применительно к Москве, в конце концов, к вашему району, к вашему подъезду, к вашему дому — о том, какие бы бизнес-идеи вам были бы полезны, каких предпринимательских услуг вам в настоящее время недостаточно. Особое внимание я обратил на то, что нас слушают не только другие пользователи, скажем, Интернета или наши соседи, жители близлежащих домов, но и те же самые предприниматели, которые ваши идеи, вполне вероятно, реализуют.

    73-73-948. Давайте начинать с этого. Всё самое интересное будет потом. И я вас уверяю, вы сегодня узнаете информацию, которую вы не слышали нигде и о которой вас не предупреждал никто.

    73-73-948. SMS-портал: +7 (925) 8888-948. Доброе утро. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А интересуют только идеи предпринимательские, либо это можно в рамках министерств, ведомств и так далее?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: В рамках чего, простите? Плохо слышно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Государственных органов управления.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Государственные органы управления подразумеваются всегда и везде. Кстати говоря, вполне вероятно, что отдельные их представители сейчас тоже включили радиоприёмник. Но мы говорим о предпринимательстве.

    73-73-948. +7 (925) 8888-948. «Слово „community“ имеет русское значение», — это пишет Вова. Ну, конечно, надо же уйти в детали, нужно отвлечь от основной идеи — стартовой темы нашего эфира. Нужно поговорить о том, как это нужно произносить. Ну, community — и community. Вова, если вас не устраивает, предложите что-то своё. Так, сообщения чуть позже, давайте на звонки.

    Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Святослав. С праздником всех христиан!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: С наступающим, с наступающим!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, очень хороший бизнес — это производство одноразовых шприцов, потому что они очень дорогие, и это необходимо наладить. Если они слышат — мелкие бизнес, крупный бизнес… Причём я врач, я могу сказать, что, заканчивая институт в 80-х годах, нам внедряли: «Вот как будет хорошо, когда будут одноразовые шприцы, они будут дешёвые». Вот сейчас жена у меня заболела, мне пришлось покупать. Десяток шприцов стоит 450 рублей, и то не те, которые мне нужны, а меньшего объёма, понимаете.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Святослав, я понял вашу идею. Она не нова, она уже активно реализуется. Я хотел обратить ваше внимание не на то, что шприцов недостаточно, а на то, что наценка слишком большая. Вполне может быть, что основная причина как раз в этом.

    Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да. Потише приёмничек сделайте, пожалуйста!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Значит, смотрите, у меня есть такая бизнес-идея. Мне кажется, что созрела необходимость установки, вернее, сначала производства солнечных батарей и ветряных мельниц, которые аккумулируют энергию.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ветровых электростанций.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У нас есть много разных частей в нашей России, в которых можно ставить солнечные батареи и в которых можно ставить вот эти ветряки — например, север.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я вас уверяю, эта идея активно реализуется. Больше того, есть специальная госструктура, которая занимается распределением конкурсов и договоров на предоставление мощности, по которым та структура, которая инвестировала, которая построила ту или иную солнечную электростанцию, в дальнейшем получает гарантированный возврат части платы за ту мощность, которую она генерирует.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А где можно это посмотреть?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, наберите «СЭС», «солнечная электростанция» в поисковике — вам очень быстро это всё будет выведено на экран. По совпадению, я вам должен сказать… Вот к вопросу о коррупции. Мы о ней сегодня тоже будем говорить, правда, применительно не к СЭС, а к космодрому «Восточный». Так вот, по совпадению чемпионом, абсолютным чемпионом по строительству солнечных электростанций, по получению гарантированного возврата инвестиций… Ну, представляете, да? Вы делаете бизнес, и вы имеете гарантированный возврат, то есть вы можете, скажем, через 10-15 лет выйти в чистую прибыль — и рассчитаться и с кредиторами, и со всеми прочими компаньонами. Так вот, по совпадению, чемпионами в деле строительства солнечных электростанций стали структуры некоего Михаила Абызова, который по совместительству является, пардон, не бизнесменом, а министром «Открытого Правительства». Мы об этом много говорили, потому что тема, с одной стороны, чрезвычайно интересна для бизнеса, а с другой стороны, там, где центр генерации прибыли, а не только энергии — там, собственно, большая коррупциогенность. Но факт в том, что всё это было сделано…

    Спасибо вам за звонок. Идея, в общем-то, и для севера, и для юга, и для восточных регионов. Например, на Алтае, в Якутии эти солнечные электростанции уже введены в эксплуатацию, они уже генерируют мощность. Мне не совсем понятно, какое это имеет отношение к средней полосе — например, к Москве, к Петербургу. Почему? Потому что у нас принципиально иные способы генерации электроэнергии и способы доставки её к потребителям. Иными словами, никто из вас не сможет себе представить, например, крышу типовой панельной семнадцатиэтажки, где установлена солнечная батарея, просто потому что по-другому это всё у нас идёт. Ну да ладно.

    Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Извините, а куда я попал?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Смотря куда вы звоните. Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Утро доброе ещё раз. Я предлагаю малому, среднему и крупному бизнесу вложиться в частные учебные заведения, в какие-нибудь элитные училища, образовательные учреждения. К сожалению, у нас реформа образования полностью провалена. Поэтому инвесторам рекомендую подумать об этом.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы не поверите, бизнес уже давно вкладывается.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не поверю.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А зря!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы понимаете…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите! Стоп-стоп-стоп! Не надо кричать! Горлом не берём. У меня вчера… Отключаем звонок! У меня буквально вчера был разговор с моим очень хорошим товарищем из Костромы. Он написал прекрасную докторскую диссертацию, зовут его Игорь Астафьев. Она по причине заскорузлости и косности преподавательского и научного сообщества никак не может дойти до логического завершения, то есть до защиты. Тем не менее, разговор был не об этом. Разговор был о том, что ему предложили стать директором техникума в нескольких десятках километрах от Костромы, в том районе, где сегодня строится не официально объявленный, но фактически существующий технопарк. Это первый момент. Мы, в общем-то, обсуждали вопросы совершенно прикладные, я вам должен сказать. Именно техническое училище, именно колледж, который готовит технических специалистов, необходимых для существования тамошних производств.

    И ещё один момент по поводу подготовки технического персонала и инженеров. Вот звонит товарищ, он общается с человеком, который несколько лет возглавлял кафедру в Российском университете — я про себя говорю. И я прекрасно помню, как к нам приходили бизнесмены (кстати говоря, и госкомпании тоже) и платили молодым ребятам повышенные стипендии только за то, что эти ребятки учились и подписывали соответствующие договора о том, что они через несколько лет, после окончания нашего университета, будут работать у них.

    Причём, дорогой мой товарищ, который предпочитает покрикивать в трубочку, выходя в прямой эфир, я вам должен сказать, что теми деньгами стартовая зарплата мужчины составляла 2500 долларов — не рублей, а долларов. Молодой инженер. И рекрутёры рыскали по всей страны. К нам они заходили по дороге из одного вуза в другой — они искали умные головы. Они продолжают этим заниматься, потому что кадровая проблема действительно стоит очень остро. Но это уже реализовано. Это не та идея, которая была бы интересна вашей соседке! Вот что самое страшное в вашем предложении. Ну какая разница, как бизнес будет вкладываться в развитие образования, если у соседки, например, кран течёт, простите за подробности?

    Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушаем, слушаем. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Николай, Москва.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Николай.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Такая у меня бизнес-идея есть, тоже из сферы образования. Школа дистанционного обучения — грубо говоря, Skype и эти все видеотехнологии. То есть можно создать школу, в которой могут обучаться дети практически со всей России, Интернет сейчас уже доступен практически в любой деревне. И тем самым можно было бы компенсировать недостатки, так скажем, офлайнового образования школьного. И для вузов, конечно, это тоже актуально.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы же понимаете, что эта идея тоже реализуется?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не встречал, я искал в Интернете. Есть частные какие-то уроки по отдельным направлениям, но комплексной школы, где можно получить государственное образование среднее, не существует.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понимаете, в чём дело? Государственное образование — это образование с дипломом установленного государственного образца.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я как ни открою один из почтовых сайтов, почтовых ресурсов, мне почему-то постоянно попадается реклама одного из высших учебных заведений, где как раз и предлагается дистанционное обучение с получением диплома государственного образца.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это которое?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите, мы же в публичном пространстве, и я не считаю возможным рекламировать этот институт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, хорошо.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я к тому, что всё это есть

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но вот что касается средней школы — не встречалось, к сожалению.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: То есть колледжи вы не встречали?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если такие существуют, я поищу.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: У меня к вам в связи с этим контрвопрос, контраргумент: как вы себе представляете дистанционное обучение технаря? Например, для станка с числовым программным управлением, скажем, конца советского периода.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я про среднее образование.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Среднее специальное образование. Техник по обслуживанию станков с ЧПУ.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здесь, конечно, понятно. Здесь не ограничишься дистанционным. Но что касается среднего образования, мне кажется, что вполне можно было бы.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Есть масса примеров, когда дети учатся удалённо, дистанционно, когда им выдаются домашние задания персонально, опять же, через Сеть. Больше того, учителя…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы говорите «масса». Я исследовал. Просто у меня сейчас ребёнку надо будет в школу идти в этом году. Я исследовал этот вопрос — не нашёл я массы.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вы в школе были, куда ребёнок пойдёт?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну да.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Были. А на эту тему с преподавателем разговаривали?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, не разговаривал. Но я разговаривал…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А, вы решили позвонить сюда и предложить эту бизнес-идею? А я вам могу сказать, как человек, который имеет непосредственное отношение к системе образования. Я сам, как я уже говорил, несколько лет преподавал в Высшей школе. А моя супруга бывшая — до сих пор учитель начальных классов. Так вот, я вам должен сказать, что это активно развивается, это активно существует. Я очень хорошо помню, как ей на электронную почту приходил постоянно, каждый день очень много сообщений от родителей. И в отдельных случаях она занималась индивидуально, дистанционно, выдавала домашние задание и прочее, прочее, прочее. Кстати говоря, то же самое происходит и происходило с моими сыновьями, которые переходили из начальной школы в среднюю и старшую.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это же частный уровень. Я-то говорю про…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Почему это частный уровень? Я вам говорю: вы зайдите в школу, поговорите с преподавателем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Организованное потоковое образование, массовое…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ой! Вот мы каждый раз говорим о том, что надо менять систему в общем. Это, наверное, правильно. Но мы совершенно не в курсе того, что уже сделано. Мы просто не хотим узнать, как это работает на примере конкретной школы, куда пойдёт, предположим, ваш ребёнок в следующем году. Ну почему нельзя зайти в школу, почему нельзя взять телефон вашей будущей преподавательницы, вашего будущего первого учителя, просто позвонить в удобное для неё время и поговорить с ней, сказать: «Вы знаете, а если мы будем выстраивать систему обучения нашего ребёнка вот так? Как вы на это смотрите?»

    Я вас уверяю, школа меняется, школа разворачивается лицом к ученику. Я вас уверяю, вы получите не то чтобы положительный ответ, но вы получите рекомендации — и вы поймёте, что это уже работает. Потому что у каждой школы есть сайт, у каждого учителя есть своя персональная страничка. Господи, ну просто надо поднять место с дивана, дойти и поговорить. Либо позвонить и поговорить. Ну, это, как правило, тяжело.

    Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Виктор беспокоит.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Виктор.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Скажите, вот вы как профессор, может быть, сами нам предложите какой-то бизнес проект, который принесёт успех?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я предлагал опять же в прошлой программе одну из бизнес-идей. Кстати говоря, спасибо вам очень большое за вопрос. Бизнес-идея, кстати, не новая, но для России она звучит впервые. Я предлагал создать некое community, но только не из тех, кто желает изучать иностранные языки, а из пожилых людей, и привязать, например, женщину старшего, пожилого возраста, предположим, 75 лет, к даме, которая только что вышла на пенсию — скажем, лет 55-60.

    В чём заключается помощь, в чём заключается сотрудничество и взаимодействие? В том, что эта молодая (по меркам пенсионного возраста) дама могла бы взять своеобразное шефство над человеком пожилым — например, помогать по хозяйству, ходить за продуктами, сопровождать в поликлинику и прочее. Никакого расчёта материального между двумя акторами не существует. Кредитная система — наработка бонусов. И через какое-то количество времени, когда этой молодой особе (по пенсионным меркам) самой уже понадобится помощь, она будет иметь накопленную систему бонусов, которой она сможет расплачиваться уже с той дамой, которая только-только пришла в это сообщество.

    «Где здесь деньги?» — спросите вы. Тот же самый вопрос люди недалёкого склада ума задавали Цукербергу: «Ты создаёшь социальную сеть для внутреннего пользования в университете. А зарабатывать на чём?» А реклама? А продажи бонусов за деньги? А товары? А сообщения о том, как лучше структурировать, спроектировать свои потребительские ожидания и предпочтения, как их реализовать, куда сходить в магазин, где дешевле? И прочее, прочее, прочее. На самом деле через какое-то время, когда система разрастается и уже начинает насчитывать десятки тысяч человек (кстати говоря, как произошло со стартапом Ильи Осипова), есть вполне себе удобоваримая возможность выйти на публичное размещение — сделать компанию публичной, то есть выпустить акции и прочее. Вот оттуда деньги.

    Но я почему зацепился за этот пример? Я предложил эту идею одной очень богатой своей знакомой. Ну, идея практически готова. Знаете, что она мне ответила? Она сказала: «А ты не мог бы написать это на бумажке, вот прямо по пунктам: первое, второе, третье, четвёртое, пятое. И самое главное — деньги-то где?» То есть то, что я ей объяснил, в левое ухо влетело — в правое вылетело. «А напиши мне на бумажке. Ну, вот у меня деньги есть, я их заработала много лет назад. Я хотела бы вложить, у меня какая-то стартовая инфраструктура есть. Давай, напиши — и я подумаю. Я подумаю. Может быть, я воспользуюсь твоей рекомендацией». При этом, заметьте, мне это не нужно.

    Таких идей много. Я вас уверяю, таких идей много. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что нет (опять же мы употребляем это слово) коммуникации. Нет коммуникации между генераторами идей и теми, кто эти идеи может реализовать на практике. Собственно говоря, я сегодня имею очередную попытку, неудачную попытку скрестить ужа с ежом. Уж в данном случае — это предприниматель, который хочет поймать бизнес-идею за хвост. А ёж — это, собственно, мы, потребители, то есть те люди, которым что-то нужно, их что-то не устраивает в этой жизни, и они хотели бы жить немного по-другому. Ничего не получается. Ресурса для этого нет. Вы не можете этим поделиться ни в одной социальной сети, потому что нет сообществ. А может, и есть? Давайте на этом эту тему закрывать. Я обещаю, что в будущем мы к ней будем возвращаться снова и снова. Новости.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Телефоны для связи: 73-73-948. SMS-портал: +7 (925) 8888-948. Сайт: govoritmoskva.ru . Twitter: govoritmsk.

    В завершение предыдущей темы один звонок и одно SMS-сообщение. Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, слушаем. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По бизнес-идеи, да?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Владимир. Я бы хотел предложить дороги с индукционной зарядкой электромобилей.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вам не кажется, что это очень дорого?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, у нас дороги тоже дорогие.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Логично. Почему бы их не сделать золотыми?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Почему бы не сделать такими? Тем более это в тренде современных технологий и вообще инноваций.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну да. Почему бы не получать энергию от крутящего момента, например? Сейчас она идёт на подзарядку аккумулятора. А почему не сделать технологию, которая могла бы генерировать существенно больше электроэнергии?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так эта технология уже есть.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Тем более.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я предлагаю совершенно другое. Едет автомобиль — заряжается аккумулятор. Не нужно никаких заправок, ничего. Очень удобно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так я вам собственно об этом и говорю. Только вы предполагаете в дорожное полотно что-то вмонтировать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Именно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А! Но всё равно идея интересная, и огромное вам спасибо за то, что вы позвонили. У нас нет времени для того, чтобы обсуждать её детали.

    Как я уже говорил, один звонок и одно SMS-сообщение. Знаете, оно, наверное, самое интересное за первые полчаса моей программы. 400-й пишет: «Если бы знал, как искать инвесторов, организовал бы мониторинг парковочного пространства с мобильных». Всё, ребята. Всё. Вот какой-то дурачок организовал сервис по быстрой подаче такси под названием Uber, а потом, после того, как этот сервис раскрутился, оказался в миллионах те же самых айфонов или самсунгов, неважно. Продал этот проект, по сути говоря, технологию за миллиард долларов.

    Вот где деньги. «Вот где деньги, Зина!» А мы говорим: «А надо вот это, а надо вот то. Вы кричите, а школы все разные, и вы не даёте сказать». Ребята, если школы все разные, что вам мешает сейчас поднять свою задницу, пошустрить по близлежащим школам, выбрать наиболее подходящую — и отправить туда своего ребёнка? Вам хочется, чтобы эта школа была во дворе? А если она не во дворе, не будете поднимать задницу, не будете с утра возить своё чадо на занятия в школу, которая будет в 10-15 минутах езды от вас? Молодцы!

    «А почему у меня нет хорошей школы, которая рядом с домом? Почему я должен кого-то куда-то возить?» Потому что вы — отец. Потому что вы — мать. Потому что это ваш ребёнок. Потому что это ваше чадо. Потому что через 15-20 лет, когда обнаружится, что знаний не хватает, пенять нужно будет только на себя, а не на систему образования, которая где-то лучше, а где-то хуже. Я, естественно, говорю в данном случае о школах. «А почему мы должны дистанционно, а не должны вот так?» А потому что. Потому что сегодня вот такая ситуация в стране, сегодня такая ситуация в мире, сегодня такая ситуация в обществе. Не нравится вам? Ищите общество, которое вам подходит больше. Изменить его с помощью одной программы или вашего звонка (да что там — крика) мы не в состоянии. Этого не случится. Не случится ни сегодня, ни завтра.

    К укреплению. Юлия Доренко полчаса назад в новостях в который раз перечислила причины, по которым укрепился рубль, причины, которые были изложены в журнале The Wall Street Journal. Я их кратко повторю. Первое — это нефть. Второе — это продажа валюты населением. Третье — прохождение пика выплат по внешнему долгу. Четвёртое — снижение активности валютных спекулянтов. И пятое — затишье на Украине. Я полагаю, что это причины поверхностные, что они не полные.

    И я в этой связи хотел бы спросить у вас, во-первых, почему эти причины не отражают реальность, а во-вторых, что, по-вашему мнению, является настоящими факторами, которые способствовали укреплению рубля в последние недели, в последние месяцы? 73-73-948.

    Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Меня Дмитрий зовут, Москва. По поводу бизнес-идеи. Давно вынашиваю такую идею в голове: сервис самообслуживания автолюбителей. Грубо говоря, есть люди, которые любят что-то делать своими руками в машине. Предоставить большой ангар с мойкой, с шиномонтажом, с небольшим количеством специалистов, которые, грубо говоря, не дадут уронить машину с подъёмника — и сдавать это всё в аренду. То есть дешевле, чем дилерский час… Есть работы, которые может делать непрофессионал.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Я вам сразу могу сказать: очень хорошая идея, мне она самому нравится.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В принципе, такое есть в Америке, по-моему, было. Это я не сам на самом деле придумал, что ли, а почерпнул оттуда. Может быть, помните такой фильм и книгу Кинга «Кристина», где такой сервис описан. У нас такого в стране, по-моему, нет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет, очень хорошая идея, особенно если учесть, что полно пустующих бывших производственных площадей. Почему бы там не организовать нечто подобное?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Бэушное оборудование можно купить недорого. Есть люди, которые могут… Грубо говоря, сейчас в любом дилерском центре, даже в сером, час работы стоит за 1000 рублей. Почему не давать час за 500?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понимаете, в чём дело? Здесь другие предпосылки для создания подобного стартапа, подобного бизнеса. Во-первых, людям просто нравится общаться, у людей есть некая основа.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Такой гараж.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, да. Вот я про гараж и говорил. Ну вот нравится поковыряться, нравится покопаться. Опять же Петрович, опять же Михалыч, опять же кирпич, где три отверстия для того, чтобы поставить туда пластиковые стаканчики, ну, чтобы ветром не сдувало. В конце концов, всегда были и есть люди, которые просто любят копаться в технике — даже если там всё здорово, даже если там всё отлично. Ну им просто нравится! Вот им нравится восстанавливать старые тачки — они этим занимаются. Не потому что у них денег нет, а потому что им просто это нравится. Спасибо вам огромное! Да, это, наверное, вторая за сегодняшний день идея.

    Давайте вернёмся к укреплению, господа, потому что сказать по этому поводу есть очень много чего. Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Я несколько лет работал в Высшей школе экономики, и у меня сложилось впечатление о непродуктивности и неэффективности существования этого университета. Обосную это двумя примерами.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите, а при чём здесь Высшая школа экономики?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А при том, что борьба с кризисами, борьба за то, чтобы рубль наш всегда на высоте — это связано с развитием экономики и производства. А то, чем занимается сегодня Высшая школа экономики — это писульки одни, труды. Это гайдаровщина цветёт и процветает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое за ваше мнение. Я несколько лет был членом диссертационного совета в Высшей школе экономики. Через несколько лет мне это надоело, да что там — обрыдло! — и я благополучно покинул святилище дедушки Ясина, который уже тогда местами был не с нами. У меня были весьма и весьма жёсткие дискуссии с господином Кузьминовым. Я приблизительно представляю себе уровень руководства Высшей школы экономики — он, на мой взгляд, не очень-то и высокий. При этом я нисколько не умаляю достоинств преподавательского коллектива в Высшей школе экономики, потому что там есть действительно самородки, действительно очень уважаемые и компетентные специалисты. И мне доставляет истинное удовольствие общаться до сих пор со многими из них.

    Но разговор не о Высшей школе. Давайте поговорим вот о чём. Давайте поговорим, во-первых, о причинах, которые представил сегодня The Wall Street Journal. Первая причина, как я вам уже говорил — нефть, которая, по сведениям журнала, поднялась с 46 долларов 59 центов на 13 января почти до 60 долларов в настоящее время. Этот аргумент бьётся наотмашь тем, что цены на нефть уже давным-давно на уровне 55-58 долларов, и нефть столько стоила тогда, когда рубль стоил больше 60. Так что это, что называется, притянуто за уши.

    Вторая — продажа валюты населением. В первые недели апреля (здесь The Wall Street Journal ссылается на «Сбербанк») было продано валюты на 60% больше, чем валюты было куплено. Да, отчасти я с этим согласен. Но, опять же, какова доля населения в общей сумме продажи валюты, если брать по месяцу? Я вас уверяю, она крайне небольшая и колеблется в пределах процента.

    Третья — прохождение пика выплат по внешнему долгу. В этом году российские компании должны выплатить 110 миллиардов (здесь The Wall Street Journal ссылается на ЦБ), а пик в 17 миллиардов был пройдён в марте. Надо сказать, что в марте было как раз то самое укрепление, о котором мы говорили. И эта история идёт откровенным диссонансом с той картиной, которую мы наблюдали в ноябре-декабре прошлого года, когда тоже все ссылались на то, что пик выплат по внешним долгам, и нужно смириться с тем, что компаниям нужно возвращать ранее взятые кредиты на Западе. Смотрите, в ноябре-декабре это способствовало ослаблению рубля, а в марте это, оказывается, способствовало его укреплению — ну, как-то вот расходится.

    Но здесь очень интересный момент. На 1 апреля этого года (вот буквально сегодня смотрел, готовясь к эфиру) совокупный внешний долг составил 559 миллиардов. Помните эти цифры — 632, 654, 732 миллиарда долларов — то, чем пугали так называемые либеральные экономисты в прошлом году. Помните: «Вот у нас безумные долги!»? Смотрите, на сегодня, точнее, на 1 апреля 559 миллиардов, из них долг частного сектора — 520 миллиардов. Понятно, 39 миллиардов — это долг госструктур. А вот теперь сравнение: на 1 апреля прошлого года — 716 миллиардов. Разницу чувствуете? 559 и 716. Более 150 миллиардов долларов за этот год каким-то образом удалось погасить, схлопнуть, перезачесть.

    Ещё раз повторяю, что я давным-давно придерживаюсь версии о том, что порядка 70% всей внешней задолженности российского частного сектора — это задолженность самим себе. Это деньги, которые когда-то ушли из страны, а после этого вернулись обратно в производственный сектор под видом иностранных инвестиций. Ещё раз повторю: я полагаю, что это порядка 70, а то и 75%, если судить по удельному весу инвестиций, которые заходят в Россию под видом прямых иностранных. В основном это инвестиции из офшоров и из территорий с пониженным режимом налогообложения.

    Наконец — затишье на востоке Украины. Но затишье-то случилось аж в феврале, а доллар укреплялся в марте. Как стыкуется одно с другим? Я не знаю. Это вопрос не ко мне, это вопрос к The Wall Street Journal.

    Я со своей стороны хотел бы выдвинуть собственные версии укрепления рубля. Давайте тоже, раз пять причин у The Wall Street Journal, то пять причин и у профессора Кричевского. Ну а чем я хуже The Wall Street Journal?

    Первое — это возвращение офшорных капиталов. Как ни крути, а капиталы возвращаются, потому что то здесь, то там появляются сообщения о том, то в Великобритании возникают проблемы у бизнеса, то в Испании, то вот-вот схлопнут британские офшоры наподобие Каймановых островов или Британских Виргинских островов. Деньги возвращаться, хотим мы этого или нет. И когда нам говорят, что это какие-то мифические частные инвесторы-иностранцы — да, возможно. Но не надо забывать, что Россия находится под весьма и весьма жёсткими санкциями, и инвестировать за просто так в российские активы, особенно в ценные бумаги сегодня не получается — что сто стороны Европы, что со стороны Соединённых Штатов.

    Второй фактор, вторая причина — окончание периода возврата капиталов, которые в этом году должны быть использованы в ходе приватизации. То есть это те деньги, которые зашли в Россию для того, чтобы в дальнейшем быть вложенными в ценные бумаги ныне государственных компаний. Только один пример: «Роснефть» в этом году должна реализоваться 19% с лишним своих акций. Это много.

    И вот здесь спасибо большое моей матушке — человеку, крайне далёкому от экономики. Она преподаватель музыки, ныне пенсионер. Она сказала: «В общем-то, всё понятно. Когда нужно было, чтобы рублей у этих товарищей было много, курс стоял на уровне 65, а то и выше. А сегодня, когда всё это закончилось, когда, что называется, схема приобрела логическое завершение, курс можно и отпустить». Вы знаете, доля правды тоже в этом есть. Я не могу сказать, что это единственная причина. Я вам могу сказать, что их, по моему мнению пять.

    Итак, первое — это возвращение офшорных капиталов. Второе — это окончание возврата капиталов, которые должны быть использованы в приватизации.

    Причина третья — налоговый период. Здесь спасибо Владимиру Фокину, моему читателю в Twitter, он предложил эту идею. Что такое налоговый период? Это налоги, которые выплачиваются за прошлый год в данном случае. Вот апрель — это те налоги, которые высчитываются по итогам года. И, конечно, не надо забывать, что с 20-го по 28-е число каждого месяца выплачивается налог на добычу полезных ископаемых, НДС и налог на прибыль, если вы его платите помесячно. В зависимости от вида налогов происходит выплата этих средств в бюджет.

    Что в этот период делает Центробанк? Он, естественно, укрепляет курс национальной валюты, курс рубля, для того чтобы компании, которые возвращают часть своих средств из-за рубежа, перечисляли больше. Потому что одно дело, когда ты меняешь на 60 рублей, а другое дело, когда ты меняешь доллар на 50 рублей — надо немножко больше долларов. Это нормальная практика, и она вполне обоснована по нынешним временам.

    Четвёртая причина — это трата международных резервов России. Многие говорят, что это имело место в первые месяцы этого года, а сегодня этот фактор не велик. Здесь я не согласен, опять же опираясь на статистику — в данном случае уже не ЦБ, а Минфина. Чтобы не отвлекать вас обилием цифр, я вам могу сказать, что за три месяца этого года фонды — Резервный фонд и Фонд национального благосостояния — похудели на 16 миллиардов долларов. Всего на 1 января оба фонда насчитывали 166 миллиардов. За три месяца израсходовано 16 миллиардов. Пик был в феврале. В марте они тоже уменьшались. 10% резервов — как корова языком.

    И, наконец, пятая — здесь я согласен с The Wall Street Journal — это снижение спроса на валюту. И вот здесь, возможно, самый главный момент, который я приберёг для вас в сегодняшней программе. По данным ЦБ, в IV квартале прошлого года со счётов выдано 23 миллиарда долларов валюты, а продано без открытия счёта 21 миллиард. Итого — 44 миллиарда долларов. Это только за один квартал.

    А теперь — внимание! Буквально вчера у меня состоялось общение с одним очень хорошим, грамотным и квалифицированным аудитором, который мне помогает. Огромное ему спасибо, дай бог здоровья. Он просил не называть его имени, он человек непубличный. Он обратил моё внимание на то, что, исполняя волю президента (а президент, если помните, обещал разобраться с валютными спекулянтами и поймать их вообще за хвост), Минфин вытащил из пронафталиненного сундука старую шарманку о том, что доходы от продажи валюты подлежат обложению по налогу на доходы физических лиц. Вы об этом задумывались? Сто процентов, что нет.

    В чём смысл? Смысл в том, что если вы совершаете валютообменную операцию в эквиваленте более 600 тысяч рублей, ваша операция автоматически попадает в поле зрения Росфинмониторинга. Да, таких операций много, Росфинмониторинг зашивается. Тем не менее. Если ваша операция составляет в эквиваленте более 250 тысяч рублей, то вы попадаете в поле зрения налоговиков, поскольку с лета прошлого года они имеют возможность просматривать операции по банковским счетам или операциям без открытия счёта, к которым относится покупка или продажа валюты.

    Внимание — вопрос! Что является налоговой базой, то есть предметом обложения налогом на доходы физических лиц? Давайте так. Если вы, предположим, имели валютный счёт, а вам нужно расплатиться, например, за ипотеку или за какой-либо другой вид имущества в рублях, вы даёте указание банку реализовать эту валюту — соответственно, банк её реализует. Но вы-то получаете в итоге имущество, получаете доход в результате этой операции. И в результате вы, получая этот доход (а сумма, как правило, превышает 250 тысяч рублей), попадаете в поле зрения налоговиков, которые говорят вам: «До 30 апреля этого года вынь да положь налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ».

    То же самое касается операций с банковскими картами. То же самое касается валютообменных операций, опять же, если вы приобретали валюту на сумму более 250 тысяч рублей или продавали её на тот же эквивалент. Как правило, если у вас есть подтверждающий документ о том, что вы когда-то купили, предположим, 6 тысяч долларов, которые сегодня превышают 250 тысяч рублей, то никакой налоговой базы не возникает. Но если вы эту бумажку утеряли (мало ли, просто так, без бумажки купили, сложили, а потом пришли и отдали её, и вам выписали подтверждающий документ), возникает ваш доход. Ещё раз повторяю: всё, что свыше 250 тысяч, как часть вашего имущества, подлежит обложению налогом на доходы физических лиц в размере 13%.

    В данном случае я не открываю пункт по оказанию консультационных услуг в прямом эфире радио «Говорит Москва». В данном случае я вас призываю иметь в виду, что, в принципе, такая вероятность получения сигнала от налоговиков существует.

    Что такое 44 миллиарда долларов по итогам IV квартала? Это порядка 2 триллионов рублей. Много, мало — это другой разговор. Хорошо, половина этой суммы — это крупные операции, которые вы провели, естественно, через банк. Мы здесь говорим о том, что эти операции должны проходить через банковскую базу данных. Если половина этих операций с 2 триллионов была проведена и попала в поле зрения налоговиков, возникает налог с триллиона рублей. 13% с триллиона — 130 миллиардов. Много, мало? Есть смысл бодаться? Вне всякого сомнения. Бюджет-то трещит. Это, что называется, зарубочка.

    Ну и, наконец, последнее, что хотелось бы в этой части сказать — по поводу следствий укрепления рубля. В конце концов, неважно, по каким причинам он укреплялся. Укрепление закончилось во второй половине дня в минувшую пятницу.

    Во-первых, бюджет, точнее, его дефицит — 834 миллиарда рублей. Я говорю о консолидированном бюджете. Это самоубийство — укреплять валюту, когда у вас почти в триллион не бьются доходы. Во-вторых, за первые три месяца этого года таможня в бюджет перечислила на 26% меньше доходов, в марте — на 38% меньше, если сравнивать с прошлым годом. Снижение кредитования. Вложения в стройку снизились на 40%, вложения в сельское хозяйство, прежде всего под посевную — на 30%. В то же время импорт не снижается. В феврале, когда был разговор о заморозке цен, я вам говорил, что рубль будет укрепляться, а сетевики цены не снизят. Так оно и получилось. Больше того, цены растут.

    И, наконец, последнее. По поводу импортозамещения — всё понятно. При таком курсе по многим позициям оно становится невыгодным, потому что импорт всё равно дешевле. Последняя позиция — кому это выгодно? Вы знаете, кроме валютных ипотечников и 10% населения страны, которое собирается выехать за рубеж в этом году, я не нашёл никого. Я не нашёл никого. Сейчас новости, а после этого продолжим.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Мы говорим об укреплении рубля, и я вам представил пять причин, которые оказали наибольшее воздействие, по мнению The Wall Street Journal, на укрепление рубля. При этом они ссылались то на «Сбербанк», то на представителя компании «ВТБ Капитал», то на ЦБ. Вот у них причины получились такими.

    Я следом представил собственное видение этого ребуса и вкратце описал вам последствия этого несчастного укрепления. При этом не сказал вам о том, что, по моему мнению, когда уже взбудоражились все, и взбудоражились не на шутку, и, возможно, когда этот негатив по поводу беззубой политики ЦБ достиг уровня снежного кома, всё-таки наверху зашевелились, наверху забеспокоились — и курс побежал в обратную сторону.

    Здесь я не могу отказать себе в удовольствии упомянуть главный банк, крупнейший банк страны, который, как мне представления (это моё личное мнение), участвовал в этом процессе. Впрочем, у меня доказательств нет, поэтому это всего лишь версии и предположения, не судите строго.

    73-73-948. +7 (925) 8888-948. Сайт: govoritmoskva.ru . Twitter: govoritmsk.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Елена.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Елена.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я очень рада, что на самом деле курс получил нормальную ранжировку. То есть я думаю, что сейчас курс находится более-менее в тех пределах, когда и импортёрам, и экспортёрам одинаково выгодно. Я счастлива, например. И я счастлива, что есть люди честные вообще и в бывшем Центральном банке, и в настоящем Центральном банке, которые понимают, что они не имеют права уничтожить нашу страну. Поэтому, Никита, я вам хочу сказать… Вы давно читали мои сообщения, и я давно понимаю, о чём идёт речь. Поэтому будем бороться до конца.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите. С кем бороться? По поводу чего бороться? Что случилось-то?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как бы самолёт вылетел, например — раз! А американцы говорят: «Он пролетел — 7 метров, близко к нам». Да что это такое?!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Хорошо. Давайте ещё раз. По концу прошлого года доллар стоил 56,25. В этом году…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да нет, по концу прошлого года он стоил…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну подождите! Я же вас не перебивал? Что значит «он стоил», если я вам говорю данные ЦБ? Вы собираетесь спорить не со мной, а с ЦБ. Доллар устойчиво стоил больше 60 рублей на протяжении долгого времени, и все к этому потихонечку привыкли. Например, заморозка цен в розничных сетях произошла при курсе не 62 рубля 40 копеек, как я сказал (это я из-за быстроты подачи материала), а 62,35. Сегодня он стоит 51 рубль 07 копеек. Вы заметили, что цены понизились на импорт?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, как? Я на самом деле замечаю только одно — что наши власти хотят сохранения нормальной ситуации в стране.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я собственно о ценах как части нормальной ситуации. Вы не обратили внимание — они повысились или понизились?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Где-то чуть-чуть повысилось, где-то понизились. Я же считаю каждую копейку, понимаете.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А капусту по 100 рублей вы не видели?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А я капусту вообще сейчас не ем.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Дальше. 834 миллиарда рублей — дефицит консолидированного бюджета, то есть центра и регионов по итогам…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Рублей вы имеете в виду?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, рублей. А у нас больше трети консолидированного бюджета — это, извините, нефтедоллары. Если говорить о федеральном бюджете, то это половина. За 1 нефтедоллар несколько месяцев назад можно было выручить 60-65 рублей, а сегодня — 50 рублей. При этом дефицит растёт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ребята, слушайте, ведь жизнь короткая. Вы себя обеспечили, своим детям, внукам…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я понимаю. Конкретно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И это нормально. Понимаете, это нормально. Но когда ты заходишь…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну это же демагогия! Это же демагогия! Денег не хватает, приходится занимать, и занимать приходится государству, регионам, точнее, центру и регионам.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Подождите. Регионы… Вы посмотрите, они хотели продать Японии наш Сахалин. Мне страшно сказать об этом.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да никто не хотел ничего продавать!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, хотел! Нет, хотел! Потому что такие деньги просто так не даются.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Дальше, смотрите…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Поэтому японский бывший премьер поехал и сказал полную правду. Правда, он хотел продать Курилы…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это другая волна! Вы не поняли, это другая волна! И программа это экономическая, а не публицистическая и не демагогическая. Волна-то другая. Ну ладно, бог с ним.

    Что хочется сказать? Дорогой Бо… Это сообщение с сайта, которое я сейчас зачитаю. Дорогой Бот, ты мразь. Читаю: «Как же вы подобострастно виляете хвостом перед самой хозяйской женой Юлией Доренко». Ты мразь, дорогой Бо. Я начинал с Юлии Доренко, когда она была Силявина, и это было в 2008 году — тогда она ещё никакой Доренко не была. То, что у неё сейчас произошли изменения в личной жизни — ну, молодец. Дай бог ей здоровья и счастья. А вот «подобострастно вилять»… Ещё одно сообщение, Бо — это блокировка. И на сайте, и по телефону. Всё понял? Не об этом программа.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Дмитрий зовут, Москва. Я по поводу цен хотел сказать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я являюсь собственником небольшого бизнеса, и мы продаём две группы товаров. Первая группа товаров не имеет производителей аналогов в России, то есть полностью завозится из-за границы — либо из Китая, либо из Европы. А вторая группа товаров — есть и европейские, и китайские, и российские производители. И когда произошёл скачок евро и доллара, то есть валюты, наши поставщики, ясное дело, оставили цены на одном уровне, но нам пришлось поднять цены по курсу.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Конечно, логично.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это что касается первой группы товаров. Сейчас откат произошёл серьёзный, я думаю, процентов 30-40%. По сравнению с началом января, с началом февраля сейчас откатились цены на 30%. Например, 25 тысяч стоило до кризиса, потом стало стоить 45 тысяч рублей, и сейчас стоит 32 тысячи.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, рубль укрепился на треть. И?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По поводу российских производителей — второй группы товаров. Они с радостью все подняли цены, некоторые почти в два раза, ну, на 70% точно — и никакого отката нет. Вот что я хотел сказать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вывод-то какой?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вывод какой у нас? Что…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вот из вашей истории что просится на язык?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что работают с импортом очень многие, каждый день мы сталкиваемся с импортом. И вот эти сказки про поддержку российского производителя…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, понятно, это сказки.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не верю в это! Например, если финское молоко Valio стоит 100 рублей, то российское должно рядом стоять — 32 рубля. Но нет таких цен.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, хорошо, 90. Оно должно стоить дешевле. Спасибо вам огромное за звонок.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А встречалось ещё до кризиса, когда финское молоко Valio стоило дешевле, чем российского производителя.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я вам объясню, в чём там заморочка, всё очень просто. Но прежде — таможенная статистика по итогам марта месяца, по итогам I квартала. Ну, вот по поводу импортозамещения и прочих пряников. Смотрите, продовольственный импорт. Рост по сахару — в три раза; по овощам — на 41%; по мясу и субпродуктам — на 32%; по фруктам — на 17%; по молочным продуктам — на 12%. Где импортозамещение? Где оно, чёрт возьми? Что вы нам сказки рассказываете?

    По поводу того, почему цены не снижаются. Добрые сетевики в жизни этого не сделают, потому что от своей копеечки они не откажутся. Они могут это сделать только под нажимом, только под давлением. Давление должно исходить от государства. Государство, как я уже много раз говорил, в экономике России по факту нет. Нет! Структуру собственности вы мне не приводите в пример. Это всего лишь структура собственности, это один из акционеров. Ну, хорошо, в «Аэрофлоте» 51% акций принадлежит государству. 49% кому принадлежит? Остальным. Та же «Роснефть». Да господи, тут можно долго приводить примеры. Это всего лишь структура собственности. А политику определяет менеджмент, а не собственники. Это было доказано 85 лет назад по поводу корпоративного управления.

    Почему они не будут снижать? Смотрите, пока рынок, то есть мы с вами, способен потребить по тем ценам, которые сетевики нам выставляют (а они сегодня определяют ценовую политику в продуктовой рознице), пока мы это потребляем, пока мы это приобретаем, нет никакого резона снижать цены ни на грош. Ну, смотрите, если вы в день съедаете два яйца, вы же в день не будете съедать четыре? То есть вы могли купить, скажем, на десяток яиц больше на протяжении пяти или десяти дней, неважно, но вы же этого делать не будете? Вы как съедали два, так и будете съедать два. Вы как съедали с семьёй батон хлеба в день, к примеру, так и будете съедать. Два вы съедать не будете. С молоком аналогичная история.

    Ну какой смысл снижать? Только государство, которое приходит и говорит: «Вроде бы был разговор о том, что если рубль будет укрепляться — мы не помним, может быть, вы освежите нашу память? — после укрепления вы будете снижать цены. Может, мы ошиблись? Может, мы не поняли? Может быть, мы что-то не то прочитали или съели накануне, каких-то отравленных грибов?» Ну, всяко бывает. Они скажут: «Да, мы так говорили», — потому что факты этому есть в Сети, их полно, причём из уст представителей разных сетевых компаний.

    Где это снижение? Нет. Есть только повышение. Опять же повторюсь, от лишней копеечки в жизни никто не откажется, если только не придёт дяденька с дубиной и не грохнет ему по башке или по рукам. А этого не происходит. И вновь мы слышим о том, что: «Мы берём цены под контроль. Мы сейчас будем то, сё. Вот нам кто-то пообещал, что мы будем цены пересматривать на 5-10%, на что-то такое». Ну так через неделю рубль, к примеру, будет стоить не 53,60, как по окончанию вчерашней сессии, а, предположим, под те же 60 рублей. Они же скажут: «Вот вы видите, пока всё это было, никто не возмущался. А теперь уже и смысла нет». Ну, вот такая жизнь. Ну, что делать?

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь. Алло-алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Вот вы называете товары — допустим, тот же хлеб и молоко. Но известно же, что на эти товары спрос и цена как бы не эластично взаимодействуют. Грубо говоря, спрос от цены практически не зависит. Сколько поставишь цену на хлеб — столько и будет. Единственное, чего можно добиться — народ просто возьмёт вилы, пойдёт и порежет этих самых продавцов, и заберёт хлеб бесплатно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, это экстремизм какой-то. Я не думаю, что это произойдёт в обозримой перспективе.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я тоже надеюсь, что не будет. Но это я к тому, что цены… У меня не профильная специальность, но экономику нам читали один курс. Известен так называемый «эффект храповика»: цены не опускаются практически никогда. А в нашей стране это абсолютно…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы знаете, я вас разочарую. Цены и поднимаются, и опускаются.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, это такие товары…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да на разные товары! Давайте не будем уходить в теоретические дебри, тем более что это попахивает демагогией. Но в любом случае спасибо вам за звонок, за ваше мнение.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей. Подскажите, я хочу понять. Отменили валютный коридор в прошлом году, чтобы не тратить валютные резервы, чтобы всегда была, как говорится, подушка безопасности. В прошлом году как тратили примерно по 10 миллиардов долларов в месяц, так оно и продолжается в этом году. То есть всё-таки валютный коридор гарантировал какую-то более-менее стабильность, вот этих качелей не было, они никому не нравятся. Получается, отменили коридор, стабильность кончилась, а валютные резервы всё равно уходят.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Валютные резервы уходят не на поддержку курса. Они уходят на исполнение государственных функций. Это моё личное мнение. Я не думаю, что это осуществляется с целью поддержки курса. А что касается валютного коридора, то это монетарное изобретение младореформаторов и их чикагских учителей. «Держите валютный коридор, чтобы у валютных спекулянтов была уверенность в завтрашнем дне. Они сегодня зашли, из доллара в рубль, скажем, по 6,29 — и через год они выйдут по 6,29. А то, что у вас там резервов копейки остались, — ну, грубо говоря, перед дефолтом резервов было 12 миллионов, не миллиардов, а миллионов долларов, — так это ваша проблема. Главное — инвестиции же идут, и идут рекой, и вы отмечаете их рост».

    Ведь ровно то же самое случилось через 20 лет. Вот ровно то же самое — валютный коридор. «Мы действуем в рамках валютного коридора, чтобы инвестор, иностранный инвестор, — а это спекулянт, — был уверен в том, что он получит обратно по тому же курсу свои кровно заработанные доллары». И как результат, в IV квартале 2008 года из России утекло 133 миллиарда. Только за один квартал.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, это с одной стороны. А с другой стороны, сейчас спекулянты придумали играть на разнице процентных ставок. То есть они всё время… Нет коридора, курс прыгает, а они играют на этом. То есть они ко всему… Но нам, простым людям, вообще стабильность в экономике — это всегда лучше.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А стабильность в чём нужна? В доходах? В ценах? В курсе? В чём?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хотя бы в курсе.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вас курс с какой стороны занимает?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я посчитал, например, что лучше всего, чтобы каждый год рубль девальвировался, допустим, на 10% непрерывно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите, а ради чего? Для чего, для каких целей вам интересен курс?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Для того чтобы всё время труд в стране был дешевле, чем в окружающем мире, ну, в Европе, и мы бы имели конкурентное преимущество. Это, конечно, с социальной точки зрения не очень хорошо, но с точки зрения экономики люди будут больше работать — и страна будет развиваться, поскольку люди будут чуть-чуть беднее, чем в Германии.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это понятно. Я, собственно, об этом и говорю. Это китайский путь. За счёт искусственно дешёвого юаня (там 7 юаней — 1 доллар) Китай стал первой экономикой мира. Что нам мешает сделать то же самое? Ничего. Ну установите курс 100 рублей за доллар — и всё. И давайте отстанем уже от купли-продажи валюты. Ну не интересно это!

    Тем более, как я сказал, две категории населения, которым сегодня занимателен курс — это валютные ипотечники (их чуть больше 20 тысяч на страну) и те, кто рассчитывает в краткосрочной перспективе уехать на отдых, например, на майские праздники или на летний отдых за границу. Больше никому. Больше никому! Потому что цены растут. Потому что средства сбережения в виде валюты — это 18-20% от общих сбережений, а средства расчёта — ну, можно рублями, можно валютой, это давно уже никого не занимает и не парит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А почему так не делают эти разумные политики?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я то же самое хочу спросить. Только не у вас, конечно, и не у слушателей, а у тех, кто этим занимается. Спасибо вам большое за звонок.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте, Никита.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По-моему, всё гораздо проще в связи с укреплением рубля. Во-первых, в связи с Йеменом он мог повыситься. Но скоро закроется, а откроется бочка с иранской нефтью. Это первое. А во-вторых, мы далеко уже поехали — в Индию. Туда, видимо, будем нефть и газ поставлять. И больше это ни с чем не связано. Это кратковременное явление. Скоро Иран, я повторю, откроет свою бочку, вернее, наши «друзья» из-за океана — и всё встанет на свои места. А может быть, даже и хуже будет с рублём. Вот и вся проблема.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вот смотрите. Если Йемен и Иран — по вашему мнению, факторы, играющие применительно к рублю, то рубль должен слабеть, цена на нефть должна повышаться или, наоборот, снижаться. А происходит всё наоборот.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну как наоборот, когда цена на нефть повысилась?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так цена на нефть стоит!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, стоит. Значит, это какой-то будет фьючерс.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Смотрите, цена на нефть стоит — а рубль укрепляется. Помните, Улюкаев в конце прошлого года учил нас, недалёких: «Ребятки, если вы знаете несколько движений на калькуляторе, каждый из вас может понять, что курс определяется предельно просто: 3600 делим на цену барреля нефти». И я подумал: господи, почему? В Центробанк нельзя пойти работать? Ну, берёшь калькулятор и 3600 делишь. «Какая там, Петрович, цена за баррель? 58?» — делишь на 58, получаешь курс — и идёшь на бизнес-ланч. Всё! А, естественно, в конце месяца карточку — в банкомат, да?

    То есть по сегодняшним ценам на нефть улюкаевская формула давала 62 рубля за доллар. Я напомню ещё раз: курс на выходные — 51,07. По улюкаевской формуле — 62. Этот товарищ, ничтоже сумняшеся, «плюнь в глаза — божья роса», выходит перед Госдумой и говорит: «Да, рубль возвращается к фундаментальным показателям». То есть 51 рубль и даже 50 — это фундаментальный показатель. И вдруг за несколько часов — 53,60! «Слышишь, товарищ, насчёт фундаментального показателя. Это у нас чего вот такие колебания в течение нескольких часов, да, на 5, на 10%? Красавец ты! А что ты там тогда делаешь, в Министерстве экономического развития, кроме того, что левые прогноз выдаёшь?»

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно согласен. Ну, в общем, вот это моё мнение. Мы посмотрим, конечно, что скоро рубль опять поползёт в связи с иранской нефтью.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понимаете, если Йемен — это потенциальный фактор, играющий на рост цены на нефть, то Иран — потенциальный фактор, играющий на снижение цены на нефть. Давайте так утрированно: по сути, они уравновешивают друг друга сегодня — вот 57-58, ровно стоит. Но при этом рубль-то укрепляется, да ещё как!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, это в перспективе.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно, понятно. Так рынок и живёт перспективой. Я же говорю, схлопываются два фактора — а рубль укрепляется!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, Никита!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо! Звоните. Спасибо вам большое за звонок, очень интересно было поговорить.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей меня зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Сергей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По поводу Йемена и по поводу Ирана хотелось бы отметить. Очень важно понимать, что на рынке нефти много, и новостной фон по поводу Йемена на запасы абсолютно никак не повлиял. Нефти много, и будет ещё больше.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, да! Это в продолжение моего контртезиса предыдущему звонившему. Спасибо вам за звонок.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владимир.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Владимир.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня есть такая версия, что это сделано к 16 апреля.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет, нет! Это укор Путину! «Владимир Владимирович, вы же говорили о том, что вот рынок, то, сё. Импорт дешевеет, а цены-то почему растут?»

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы сейчас про курс говорим.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А я про курс и говорю. «Рубль-то укрепляется, импорт дешевеет — а цены в продуктовых магазинах, в том числе и на импортные товары, на импортную продовольственную продукцию, вырастают. А почему так? Вы же говорили, что всё наоборот. Почему инфляция у нас? Потому что импорт дорожает. Рубль укрепляется — а цены всё равно…»

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Цены могут, скажем так, с опозданием пойти вниз.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет, это не та версия. Я вам объясняю, почему. Конечно, они могут вниз пойти и после 16 апреля, 17 апреля, или к 9 мая они могут спуститься, но это всё из области не то чтобы конспирологии, а каких-то таких косвенных доказательств, косвенных объяснений, точнее, того, что происходит. Мне представляется, что главная причина того, что мы видели в последние дни и недели — это безобразная работа Центробанка. Безобразнейшая работа! Если, конечно, не иметь в виду, что за укреплением рубля, за этой хитроумной финансовой операцией стоит главный коммерческий банк страны, а также энное количество, фиксированное количество валютных спекулянтов. Новости.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Здравствуйте, господа! Заключительная часть нашей программы.

    «Биржа — это рынок настроений», — пишет Жираф Мариус. Да, именно об этом и разговор. Да, он ещё и пуглив, и падок до всяких сообщений, сигналов, лжесенсаций и прочего, прочего, прочего.

    «Что вы прицепились к энергоресурсам?» Вот это очень важное сообщение, я его зачитаю до конца, 520-й пишет: «Что вы прицепились к энергоресурсам? У нас в стране нет производства, в стране нет экономической подушки в виде конкурентных производств». Из этого SMS-сообщения 520-го я делаю несколько выводов.

    Вывод первый: 520-й где-то, что называется, наблатыкался. Где-то услышал фраз, заучил их — и теперь выдаёт их как откровение. 520-й, ноль креативности у вас! Ноль креативности! Если вы можете разговаривать исключительно вот такими категориями, понятиями, дефинициями — «у нас нет конкурентного производства», «нет экономической подушки безопасности» — ну слушайте вы другое радио! Тем более там в это время какие-то программы хорошие идут. Чего вы здесь-то делаете?

    Почему за первые 40-45 минут нашего эфира, когда я вас просто призывал, просто на коленях перед вами стоял: «Ну дайте какие-нибудь креативные бизнес-идеи!» — почему нам звонили, в основном предлагая (здесь я утрирую) развитие интернет-образования в средней школе при том, что всё это давным-давно существует? Вот ноль! Вы понимаете, ноль! Вот пока будет ноль, пока вы будете писать о том, что «у нас нет конкурентного производства», «нет экономической подушки безопасности»… Да мы всё это знаем! Я здесь даже не говорю «а как изменить?», «всю систему надо менять» — это я тоже без вас знаю.

    Мы берём конкретную проблему, мы пытаемся работать головой. А вы пишете: «А у нас нет конкурентного производства». Нет? А за счёт чего тогда страна живёт? А за счёт чего тогда бюджет пополняется, если брать доходы не нефтедолларового происхождения? За счёт чего? За счёт чего зарплаты получают люди? За счёт чего кабаки по вечерам заняты, например, в Москве и в Петербурге? Вот за счёт чего? За счёт того, что нефть? Стоп, ребятки! Нефть сегодня стоит в два раза меньше, чем, скажем, год назад. В два раза — а кабаки по-прежнему полные. Сам на собственном примере и собственными глазами буквально вчера видел. Вот за счёт чего туда люди идут? Нефти-то нет. Значит — что-то другое есть. А колбаса своя. А мясо своё. А молоко своё. Оказывается-то, у нас всё есть! Только как-то всё это было, знаете ли, припрятано где-то. А сейчас вот импорт подорожал — и своё пошло: и липецкое, и воронежское (если говорить по мясу), и молочко пошло, и хлеб пошёл наш собственный, и макаронные фабрики начинают возвращаться обратно в Россию. Откуда это всё? «Конкурентного производства нет у нас». А 55% мебельного рынка, который сегодня плотно занимает наш производитель — это не конкурентное производство?

    520-й, вот чего писать бред?! Вот чего писать бред? Ездишь на Volkswagen и заправляешься бензином, который тебе из Финляндии привезли? Нет. Кстати говоря, а машины! А 70-80% локализации внутри России? «Да у нас всё импортное! Весь Superjet из импортных деталей». Так любой самолёт — любой Boeing, любой Airbus — на 70% из импортных деталей.

    И одновременно с этим критиканством, демагогическим критиканством мы отказываем себе в удовольствии просто оглянуться по сторонам и позвонить на радио «Говорит Москва» (это можно сделать в любую программу) в следующую субботу и сказать: «А у меня вот такая бизнес-идея». И Кричевский тут же скажет: «Давай! Давай! Расскажи! Посоветуй! Дай наколочку! Может быть, это завтра кто-то реализует — и кому-то жить будет лучше». Ну, раз уж никак не получается, раз уж люди пишут: «Я бы предложил для мобильных устройств средство для поиска свободных мест на парковках, да инвесторов нет». Вот элементарно. А в этот момент, может быть, кто-то едет и думает: «А, кстати говоря, интересная идея. Почему бы нечто подобное не сделать у нас?»

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь. Алло-алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ещё раз добрый день, Никита. Вы знаете, у меня эта идея давно бродит.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Какая?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Понимаете, из Пакистана, из Индии такие тонкие ткани, одни тонкие, другие очень толстые, кожа. Это всё мы импортируем сюда. У нас фабрики с компьютерными параметрами — и всё. И каждый может прийти и себе заказать ботиночки, платьице и так далее. Я говорю, это очень важная идея.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вот смотрите… Всё! Понял, понял, понял!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В Индии можно заказать такие…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Тихо! Я вас прошу, тихо! Идея ясна, не надо повторять. Вот смотрите, я — индивидуальный предприниматель Никита Кричевский. Я волею судеб попал в студию прямого эфира радио «Говорит Москва». Я вам в микрофон говорю: «У меня есть небольшие деньги, небольшие сбережения. У меня есть руки и ноги. У меня есть несколько потенциальных единомышленников — людей, которые готовы заниматься новым делом вместе со мной, или мы всё вместе на паях как-то. У нас нет идеи. У нас не хватает креатива. Подскажите». Вот элементарно. Всё! «Мы — либо индивидуальные предприниматели, либо не малое, а микропредприятие. Дайте идеи. Давайте обменяемся? А мы вам гарантируем, что через какое-то время мы вашу идею реализуем».

    При чём здесь ткани, которые поставляют из Индии или Пакистана, которые можно заказать? Наверное, это важно. Наверное, это интересно. Но, во-первых, эти ткани будут стоить безумных денег. А во-вторых, наверняка этот сервис есть. А если нет — тогда это укор тем, кто занимается удовлетворением потребностей элиты, потому что ткани безумных денег будут стоить. Вот я, индивидуальный предприниматель, который обращается: «Народ! Ну пожалуйста, помогите мне! Я хочу заняться собственным делом! Я хочу заняться собственным бизнесом! Ну зачем вы мне говорите о том, что у нас нет конкурентной подушки? Да знаю я это всё! Что делать-то?! Вот я сейчас выйду через 20 минут из эфирной студии, куда я пойду? О чём я буду думать? Какой бизнес-план я буду составлять? Я в понедельник пойду в „Сбербанк“ или ещё куда-то».

    Кстати, о банках. Кстати, о «ВТБ». На этой неделе было два очень интересных сообщения по поводу руководителей. Сначала руководитель банковской группы «ВТБ» господин Костин заявил о том, что «в настоящее время никакого глубокого кризиса в России нет». Вы знаете, я с ним согласился. Я с ним полностью согласился! Я в этом ещё более убедился, когда увидел полным-полно народу в вечерних кафе и ресторанах. И заметьте, это не только в центре, это и на окраинах. Ну просто мест свободных нет. Это в стране кризис? Нет никакого кризиса. Ещё нет. И то, что рубль гуляет от 66 к 50, лишний раз доказывает, что кризиса как такового нет, а есть игрища спекулянтов. А нам подсовывают жвачку. Нам пытаются объяснить, что за счёт этого, за счёт того, привлекают для этого Bloomberg, The Wall Street Journal и прочие компании, которые готовы создать некую завесу неведения по поводу того, что происходит.

    И второе — это руководитель уже «ВТБ 24» господин Задорнов, выступая во вторник на Международной конференции по проблемам развития экономики и общества, сказал очень интересную вещь: «Мне удалось наблюдать ещё последнее правительство Советского Союза, работал в Верховном Совете СССР, — это я цитирую. — Но я могу совершенно точно сказать, что тот уровень коррупции, который сегодня существует в России, мне, например, даже в 1989 году, в 1990 году, в 1998-1999 годах было абсолютно невозможно представить», — конец цитаты. Заметьте, это сказал руководитель очень крупного российского госбанка. Это яичко дорогого стоит.

    И параллельно мы обсуждаем историю с забастовками и голодовками на космодроме «Восточный», а там (я на секундочку упомяну) бюджетные деньги. Потому что после того, как 6 ноября 2007 года Путин подписал указ о создании в Амурской области нового космодрома «Восточный», из федерального бюджета на эти цели было запланировано потратить и уже было потрачено, если говорить о сегодняшнем дне, порядка 300 миллиардов рублей. За счёт этих денег нужно возвести сам комплекс, две пусковые установки, аэродром, завод по производству компонентов и топлива, 115 километров автомобильных, 125 километров железных дорог, а также другие сооружения.

    Об уголовных делах, о том, что мы звоним помощникам Дмитрия Рогозина, а нас фактически посылают, вы знаете, вы слышали. Это было всё в прямом эфире, и лишний раз повторять это смысла нет никакого. Я не об этом. Я по поводу коррупции.

    Когда история с «Восточным» только-только разворачивалась — не когда был подписан указ, а когда пошли конкретные работы, это где-то 2011-2012 годы, — один мой очень хороший товарищ, имеющий непосредственное отношение к оборонке, мне сказал: «Ты знаешь, там было столько желающих из Амурской области, из других дальневосточных регионов, — а их всего шесть, — поучаствовать в распиле бюджетного бабла, что просто волосы дыбом вставали. Кто-то хотел щебёночку, кто-то хотел гравий, кто-то хотел пирожки для строителей, кто-то хотел лес поставлять. Просто очереди стояли!»

    И на самом высоком уровне было принято решение — всё, абсолютно всё финансировать через «Спецстрой». Не на уровне региона, который подумал: «О, вот сейчас сотни миллиардов рублей бюджетных денег! Вот мы поднимемся! Из одной деревни в другую будем на обнал посылать, а потом эти „помойки“ хоронить». Всё через «Спецстрой». И вот с учётом того, что всё пошло через «Спецстрой», и эта практика и по сей день, мы всё равно сталкиваемся с тем, что недоплатили, недополучили, недовыполнили. Мы видим, что хищения только на поверхности уже составляют сотни миллионов рублей — то, о чём сегодня говорится, что люди прибегают к крайней мере — к голодовке.

    И тут я возвращаюсь к высказыванию Задорнова, который говорит, что «ни в 1989-м, ни в 1990-м, ни в 1998-1999 годах подобный уровень коррупции представить в стране было абсолютно невозможно», — конец цитаты.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Это Никита?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Говорите, говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я давно как-то думал над такой бизнес-идеей, о которой вы как раз сейчас спросили. Еду в машине и вспомнил, что не смог сам реализовать, но она до сих пор, по-моему, интересна. У нас недавно была проблема, Сергей Доренко обсуждал, что закрывают аптеки в домах жилых (планируется, по крайней мере). А у меня была идея такая. Создать бы автоматы, ну, которые продают воду, пирожки, пряники, сникерсы — и такой же автомат поставить на заправках, например, арендовать. И заправлять его: от головы, бинтики, йод, шприц, презервативы и так далее — всё, что продаётся без рецепта. В любое время на любой заправке по всей России. Пожалуйста, такой автомат ставьте, наполняйте его.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я понял. Вы знаете, я не специалист…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, это интересно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я не специалист в области фармакологии, фармацевтики и реализации лекарственных средств. Почему у вас не получилось?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я был полковником спецслужб. А сейчас на пенсии. Я работаю, конечно. Но я считаю, что тут нужен некоторый административный ресурс, хорошие взаимодействия, которые в вашей команде, мне кажется, есть.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Знаете, что я вам скажу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Можно обсудить более глубоко, я просчитывал кое-что. Но это не для радио.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите. Стойте, стойте, стойте! Вообще, по действующему законодательству, ваши аптечки в автомобилях, все эти медицинские препараты и лекарственные средства, о которых вы говорите, должны присутствовать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, аптечка — это аптечка. А иногда мы приходим… Я просто утрировал, конечно, говоря о йоде и бинте.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так всё в аптечке есть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но, по сути, есть много препаратов, которые ночью ищешь… И вообще ночью дежурных аптек мало. Есть вещи, которые можно легально, как в аптечных пунктах продавать — вот такой автомат, там не нужны люди.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: В любом случае спасибо вам за идею. Я ещё повторюсь: я не специалист в этой сфере. Я никогда не открывал и не закрывал аптеки. Я не знаю, как реализуются лекарственные средства. Наверное, что-то в этом есть. Хотя опять же повторюсь: господа хорошие, у вас же аптечка должна быть, сертифицированная к тому же, да ещё со сроком годности, на секундочку.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Владимир Михайлович говорит.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Владимир Михайлович.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Предложение дать, что сегодня выпускать — это очень сложный вопрос. Почему? Потому что я в своё время, когда были трудные времена, начал заниматься спекуляцией, ну, торговлей, будем так говорить. Сегодня большинство занимается, честно говоря, настоящей спекуляцией.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Владимир Михайлович, мы не оцениваем текущую ситуацию. У вас одно мнение, у меня другое мнение, у другого слушателя третье мнение.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я понимаю.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Мы об идеях говорим. А о спекуляции мы всё знаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я могу дать идею сейчас.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Давайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Слушайте. Вы все ездите в автомобилях, вы попадаете в пробки, вы дышите воздухом, который засасывается снаружи. Правильно? Надо сделать небольшой агрегат, который очищает воздух внутри автомобиля, добавляя туда кислород и утилизируя углекислый газ. То есть мы делаем герметичную систему, чтобы не поступал внешний воздух. Система, в общем-то, известная. Потому что, если посмотреть пожарное оборудование, там такие системы есть. Но мне кажется, никто не будет заниматься этим пока вопросом. Но я бы занялся, если был бы помоложе.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А что вам мешает, кроме возраста, заниматься этим сейчас? И что значит «был бы помоложе»? Вам сколько сейчас лет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да мне много уже. Мне 80 лет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну и что? Подождите, у вас есть родственники, у вас есть младшие товарищи, соседи наконец — почему бы с ними не поговорить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они занимаются немножко другими вещами.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я понимаю. Спасибо вам за звонок. Возьмите и структурируйте эту идею, зафиксируйте права собственности на неё. Ну, просто опубликуйте её, скажем так, получите что-то в виде свидетельства или патента. Либо предложите её куда-то. Ну, не получится — не получится. В конце концов, это всё равно реализация.

    И вот здесь, пока я с вами говорю, Владимир Михайлович, я вспомнил о том, что общественные организации, представляющие малый и средний бизнес — «Деловая Россия», «Опора России» и прочие — при каждом удобном случае рассказывают нам о том, что малому и среднему предпринимательству крайне необходимо объявить двухлетние налоговые каникулы. Даже целый пакет надо, чтобы два года. И я много раз говорил о том, что нечто подобное существовало в конце 80-х в Советском Союзе. И люди на старте уже говорили: «Мы поработаем, — правда, не два года, а три года, — и бросим просто всё это дело к чёртовой матери, а потом зарегистрируем новое предприятие». Это первый момент.

    И второй момент. Я вспомнил о том, что (вы сейчас не поверите) 40% всех малых и средних предприятий в России — это торговля. Владимир Михайлович, это та самая спекуляция, о которой мы говорим. А ещё 20% — это управление и операции с недвижимостью — по сути, та же спекуляция. 60%. Сколько производственного предпринимательства? Ну, может быть, 9%, может быть, 10%. А налоговые каникулы мы предлагаем объявить! Ой, какие вы шоколадные, ребятки! Спасибо вам большое за то, что наших немощных поддерживаете в трудную минуту! Они, конечно же, отблагодарят вас сторицей!

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Я Нина.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Нина.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, нужны идеи. А идеи — под ногами. Как один сказал слушатель вас: «Да воруйте! Всё уже изобретено». Просто нужны люди, которые смогут увидеть…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ниночка, мы об этом говорим постоянно всю дорогу. Вы конкретную идею нам принесли сегодня?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ой, у меня много идей.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Одну, а остальные оставим на следующий раз.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, надо написать. У меня много, правда. И они все завязаны так. Я бы все заборы сняла, переплавила сталь, и вместо безобразных вывесок (это ковать надо или, я не знаю, металлургия) какие-нибудь знаки. Ресторан — это вот такой знак; аптека — это вот такой. Чтобы город имел красивый вид.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А для кого эти знаки, Нина? Для кого эти знаки? Для автомобилистов?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А для кого?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это магазины, чтобы они имели… Ну, лейблы из металла.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ниночка, в следующую субботу обязательно позвоните и скажите мне новую идею. Эту идею мы записали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам огромное.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Александр, Москва.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Александр.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот вы рассказывали про коррупцию в общих чертах. А вот скажите, откуда у неё ноги растут? Это наша прошивка такая российская, русская? Или товарищи так называемые из вашингтонского обкома нас направили во времена Гайдара?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушайте, вот «вашингтонский обком» — это очень удобная ширма, такой жупел, знаете: «А вот вашингтонский обком! Мы-то здесь ни при чём, это всё вот Дядюшка Сэм». Откуда ноги растут? Моё личное мнение — оттого, что государства у нас нет. Потому что государство — это порядок. Вот Сингапур — это порядок, жесточайший порядок. Вот Швеция — это порядок, жесточайший порядок. Вот другие страны…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А что делать-то для этого надо глобально?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Этот вопрос 16 апреля этого года на большую пресс-конференцию господину Путину: «Владимир Владимирович, а что надо делать, чтобы у нас государство появилось в стране?» Потому что оно у нас вроде как есть, но, по сути, в результате оказывается, что те, кто представляют из себя государство, приватизировали государственные функции и пытаются извлечь из них мзду, которая, собственно, и называется коррупция. А потом мы поражаемся, почему у министра или вице-премьера миллиарды долларов? Причём миллиарды долларов, вложенные ладно бы в Россию, ещё полбеды — так они все там, кстати говоря, в ненавистной Америке. Ну, вот не ко мне этот вопрос. Я говорю: мне кажется, что государства у нас нет. Было бы государство, как в эпоху Петра, например, или в эпоху Сталину — ну совсем по-другому всё было бы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сталин? Да. Спасибо.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да там ещё Ивана Грозного можно вспомнить, много кого.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Андрей. Хотел задать вопрос.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Мы слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос такой. По поводу идей. Например, почему у нас не развиваются инновации?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы знаете, это очень сложно. Стоп! Вы, видимо, прослушали вступительную речь индивидуального предпринимателя профессора Никиты Кричевского. Я пришёл в студию «Говорит Москва» и попросил вас слёзно, на коленях: «Ну дайте какую-нибудь бизнес-идейку. У нас есть небольшой капитал, у нас есть сплочённая команда. Мы бы хотели облегчить вашу жизнь, вот лично вашу — без отраслевых особенностей, без изготовления металлоконструкций, чтобы их развешивать на заборах и столбах. Вот конкретно для вас». Было предложение, помимо мобильных устройств, устроить ангар и сделать такой гараж общего пользования и сдавать его в аренду — очень хорошее предложение. Кто-то из моих уже побежал договариваться, реализовывать и искать ангар. А я остался. И у меня ещё есть пара минут.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь. Алло-алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. У меня такая идея. Вернее, чего мне не хватает. На заправках было бы хорошо омывающую жидкость не в канистрах покупать, а такие же заправки наподобие бензина.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Есть такие.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот не видел, к сожалению. Каждый раз покупая омывайку, потом не знаю, куда девать эту канистру.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно, понятно. Есть, есть, есть. Они есть. Я не буду называть названия компаний, которым принадлежат эти заправки. Их по Москве много. Ну, может быть, на трассах… Конечно, на трассах! Но эти незамерзайки нужны в холодное время года, скажем, месяцев четыре-пять от силы. Всё остальное время температура либо ноль, либо в плюсе.

    Добрый день. Слушаем вас. Представляйтесь. Алло-алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это как раз 400-й по поводу мониторинга парковок.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушайте, у вас шикарная идея! Шикарная идея! Спасибо вам большое!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И вам спасибо, что оценили. Если вам будет не трудно, хотел бы вас попросить в одной из следующих радиопрограмм уделить хотя бы минут десять и рассказать таким, как я, как себя вести, если есть идея, если есть силы её реализовывать, куда податься, у кого что спросить.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Отлично! Об акселераторах. Вот с этого и начнём нашу следующую программу. Спасибо, что участвовали. Спасибо, что дозвонились. Спасибо, что предложили свою концепцию. Вот на таких, как вы, 400-й, и держится не только российская, но и вся экономика. Вот мы способны разглагольствовать о том, что у нас нет конкурентной основы. Мы готовы говорить о коррупции, о неэффективности государства. А экономику, хозяйство двигают единицы. Вот такие единицы, как вы, 400-й.

    Это был «Антикризис профессора Кричевского», радио «Говорит Москва». Услышимся через неделю. И с Пасхой вас!

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus